Арест Альгимантаса Андрейки (1981, 15-2)

N 15 – 15 августа 1981

25 мая в Вильнюсе арестован Альгимантас Андрейка (р.1953). Ему предъявлено обвинение по ст.68 УК ЛитССР (аналог ст.70 УК РСФСР). В день ареста у него в общежитии, где он жил с женой и малолетним сыном, был проведен обыск. Изъято несколько выпусков сборника “Литовский архив”, посвященных событиям 1940. Следствие по делу А.Андрейки ведут следователи КГБ Кажис, Вильмас и Ковалев.

А.Андрейка в свое время подписал известное заявление о пакте Риббентроп-Молотов. Известно (в частности, по его собственному признанию), что в прошлом А.Андрейка поддерживал контакты с КГБ и даже получал деньги от него.

В день ареста А.Андрейки в Вильнюсе были проведены также обыски у его родителей (ничего изъято не было), у Роберта Семенаса, в свое время дававшего показания против В.Скуодиса и у Ардзияускаса. У последнего было изъято несколько выпусков “Хроники Литовской Католической церкви” и др. самиздат. Ардзияускаса задержали, допрашивали два дня, но затем отпустили.

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Суд в Эстонии (1981, 1-1)

«N 1 – 15 января 1981»

5-8 января 1981 Верховный суд ЭССР в Таллине под председательством члена ВС ЭССР Асты Тооминг рассматривал дело Марта Никлуса и Юри Кукка. Поддержал обвинение прокурор Сиим Кирсипуу, защищали М.Никлуса и Ю.Кукка соответственно адвокаты К.Куусмаа и Я.Ойя. М.Никлус обвинялся по ст.68 ч.11, а Ю.Кукк по ст.194-1 УК ЭССР (аналоги ст.70 ч.11 и 190-1 УК РСФСР).

Из родственников в зал были допущены только родители М.Никлуса и жена Ю.Кукка. Адвокаты ходатайствовали об отсрочке суда ввиду плохого состояния здоровья обвиняемых, но ходатайство было отклонено. Повторное обследование обвиняемых по просьбе суда было проведено на третий день суда, но обвиняемые вновь были признаны здоровыми. В день начала суда шел 135 день голодовки М.Никлуса и 41 день голодовки Ю.Кукка.

Читать далее

Арест Антанаса Терляцкаса (1979, 21-4)

N 21 – 15 ноября 1979

30 октября 1979 в 12 час. 30 мин. дня на склад Вильнюсской киностудии, где работал грузчиком Антанас Терляцкас (р. 1928) явились сотрудники КГБ и увели его с собой. Вечером того же дня подполк. КГБ Калакаускас сообщил жене Терляцкаса Елене, что ее муж арестован и он, Калакаускас, ведет его дело.

*

А.Терляцкас – по образованию экономист. Впервые был арестован в 1957 за участие в “националистической организации” и “антисоветскую агитацию” и приговорен к 4 г. заключения. По окончании срока не мог получить работы по специальности, работал на разных должностях. Был близок к участникам правозащитного движения в Литве.

В 1973, работая кладовщиком кондитерского цеха, был вновь арестован за “хищение государственного имущества”, приговорен к 1 г. заключения. После освобождения продолжал подвергаться преследованиям в связи с его активным участием в правозащитном движении. В августе 1977 был арестован вместе с В.Пяткусом, однако вскоре был освобожден.

*

Незадолго до последнего ареста А.Терляцкас опубликовал в парижском журнале “Континент” большую статью. Он – один из авторов заявления в связи с 40-летием пакта Риббентроп-Молотов [1979, 18/19-9].

Жена А.Терляцкаса – Елена Терляцкене – живет по адресу: 232016, Вильнюс, ул.Неменчис-Плентас, 68. У него дочь Вилия (р. 1957), сыновья Гинтас (р. 1960) и Рамунас (р. 1969).

События в Прибалтике (1979, 18/19-9)

«NN 18/19 – 15 октября 1979»

В Прибалтике проводится расследование в связи с опубликованием 45-ю лицами из Литвы, Латвии и Эстонии заявления по поводу 40-ой годовщины пакта Молотов-Риббентроп. Подписавшие заявление требуют объявить пакт недействительным и призывают СССР отказаться от притязаний на Прибалтику.

13 сентября 1979 на допрос по этому поводу в г.Тарту был вызван эстонец Энн Тарто (р. 1938), бывший политзаключенный.

В Вильнюсе 2 октября 1979 были проведены обыски.

У Юлиса Саснаускаса [1979,  9-21 и ранее] изъяты 2 пишущие машинки, текст заявления о о пакте, подготовительные материалы к нему и три номера самиздатского журнала “Витязъ”. У бывшего политзаключенного Антанаса Терляцкаса изъята машинка и черновики статей. У Альгиса Статкявичюса в подвале найдена печать “Лиги литовской свободы”. Прошел также обыск у Владаса Шакалиса, а на следующий день – у соседки Статкявичюса. Обыски санкционированы начальником республиканского КГБ Петкявичюсом по делу 58.