К суду над Сергеем Маркусом (1984, 19/20-9)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Стали известны подробности дела Сергея Маркуса [1984, 14-12). Во время обыска при аресте 9 января 1984, проводившегося следователем Поспеловой, было изъято 10 экземпляров Библии, книги религиозного содержания (в том числе издания Московской Патриархии), 8 икон, нательные кресты, кассеты с религиозными песнопениями, диапроектор со слайдами и киноаппарат, советские издания стихов Д.Самойлова и А.Зорина.

В тот же день был проведен обыск у отца С.Маркуса Владимира Сергеевича. Изъята религиозная литература, работы А.Некрича, “В круге первом” А.Солженицина, пишущая машинка, магнитофон, диапроектор, личные записи. На обыске в тот же день у знакомой С.Маркуса Е.Кочетковой (р. 1953) ничего изъято не было. На улице была задержана сотрудница музея-усадьбы “Коломенское”, где работал С.Маркус, Ольга Богданова (р. 1953). Ее обыскали, но ничего при ней не обнаружили.

10 января 1984 сотрудница музея “Коломенское”, активный помощник С.Маркуса в организации молодежного клуба при музее Наталье Рябовой (р. 1952), позвонила неизвестная, сказавшая, что С.Маркус арестован и надо срочно убрать “литературу” из дома. По выходе из дома Н.Рябова была задержана. У нее были изъяты книги Франциска Ассизкого, машинописная перепечатка советского издания О.Мандельштама и т.п. Вся изъятая при этих обысках литература позднее на суде не фигурировала. Через несколько дней после ареста С.Маркуса был проведен также обыск у Андрея Бессмертного, у которого среди другой литературы изъяты были также книги о.Александра Меня (Э.Светлова), изданные на Западе.

Дело С.Маркуса вела следователь Ольга Геннадиевна Леонтьева. Во время следствия С.Маркуса запугивали, пытаясь принудить к даче показаний против его духовного отца о.Александра Меня и ряда друзей.

С.Маркус написал письма своему отцу, К.У.Черненко, Патриарху Пимену и папе Иоанну-Павлу II и пытался переправить их из тюрьмы на волю. В письмах он протестовал против давления на него во время следствия. Письма эти были перехвачены и вошли позднее в обвинительное заключение.

Давление во время следствия оказывалось также на о. А.Меня, А.Бессмертного, Е.Кочеткову, Н.Рябову, а также на жительницу Тамбова Людмилу Минаеву (р. 1959). А.Меню во время допросов угрожали запретить служить в каком-либо из московских приходов.

Дело С.Маркуса рассматривал 17-18. 7. 1984 Московский городской суд под председательством судьи Лидии Ивановны Лавровой. Защищал С.Маркуса адвокат Аврам Ашотович Мовесян.

В суде выступили несколько свидетелей. Главным свидетелем был театральный художник из Киева Сергей Сосновский. Его весной 1983 задержали на Киевском вокзале г.Москвы, изъяли несколько Библий, статьи Н.Бердяева, религиозную литературу. Н.Сосновский сказал, что всю литературу он получил у С.Маркуса. В июле 1983 С.Сосновский , вступая в КПСС, написал в КГБ подробное заявление о С.Маркусе, где указывал, что С.Маркус неоднократно высказывался “антисоветски”, говорил об отсутствии в СССР свободы религии, одобрял деятельность “Солидарности” и т.п. Свидетель Сенаторов, москвич, тренер по плаванию, сообщил, что С.Маркус делал “антисоветские высказывания”. Владимир Попов, баптист незарегистрированной общины из Тамбова, дал на предварительном следствии показания, что также получал от С.Маркуса религиозную литературу, которая была изъята у него в июле 1983 при задержании на Павелецком вокзале в Москве. На суде В.Попов пытался отказаться от этих показаний. Но судья отказался заслушать его заявление об этом.

В суде были зачитаны также показания Трубина, тоже задержанного весной 1983 на вокзале в Москве. Трубин тоже назвал С.Маркуса как источник литературы. При задержании, обнаруженную у Трубина литературу не изъяли, он отвез ее в Таллин своему другу Коскула, у которого вскоре был проведен обыск, и часть литературы была конфискована (другая часть, “по мнению следователя”, была уже спрятана).

Были допрошены в качестве свидетелей на суде также директор музея “Коломенское” Ю.С.Черняховская, отец С.Маркуса, жена С.Маркуса А.Шахназарова. Последняя, как и на предварительном следствии, показания давать отказалась.

С.Маркус виновными себя не признал В последнем слове он зачитал тексты перехваченных из тюрьмы писем в доказательство того, что в них нет ничего, кроме правды. Адвокат просил об оправдании С.Маркуса, указывал на многочисленные нарушения УПК, допущенные в ходе следствия, в частности, на фальсификацию протокола очной ставки С.Маркуса с С.Сосновским (которой в действительности не было).

С.Маркус был приговорен к 3 г. лагерей общего режима. Религиозную литературу, упомянутую в приговоре, поставлено сжечь.

Арест Юлия Эдельштейна (1984, 17/18-2)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

4 сентября 1984 в Москве арестован еврейский активист-отказник преподаватель английского языка Юлий Эдельштейн (р. 1958).

Во время обыска на его квартире 24 августа 1984 [1984, 16-16] был найден спичечный коробок с неизвестным веществом. 4 сентября 1984 Ю.Эдельштейн был вызван в прокуратуру Фрунзенского р-на г.Москвы. Ему сообщили, что найденное вещество по данным анализа – гашиш. Ю.Эдельштейн был арестован.

7 сентября 1984 Ю.Эдельштейну было предъявлено обвинение в хранении наркотиков (ст.224 УК РСФСР). Обвинение утверждает, что наркотики были найдены непосредственно “на Ю.Эдельштейне”, хотя в действительности личный обыск его не производился. Хотя дело ведет прокуратура, Ю.Эдельштейн находится в СИЗО КГБ в Лефортово.

7 сентября 1984 в квартире Ю.Эдельштейна был произведен второй обыск. Изъято много документов и книг (в основном, на иврите).

Ю.Эдельштейн добивался эмиграции с февраля 1978. Ему отказывают на основании “секретности работы отца”, хотя родители Ю.Эдельштейна в разводе, и он не поддерживает отношений с отцом вот уже 20 лет. Ю.Эдельштейн – активный участник кружков по изучению иврита.

Жена Ю.Эдельштейна Татьяна живет по адресу: Москва, Ярославское шоссе, 34, корп.1, кв. 43.

Суд над Юрием Шихановичем (1984, 17/18-1)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

5-6 сентября 1984 Московский городской суд в помещении райнарсуда Бабушкинского р-на г.Москвы рассмотрел дело Юрия Шихановича [1984, 15-12], обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР.

Ю.Шиханович во время следствия проходил психиатрическую экспертизу, и на этот раз, в отличие от экспертизы во время первого ареста (1972), был признан вменяемым. Ю.Шихановича защищал адвокат Александр Поляк. Из близких обвиняемого в зал суда были допущены только его жена и дочь.

Ю.Шиханович обвинялся в участии в издании “Хроники текущих событий”, распространении “антисоветской” литературы, сборе и передаче информации за рубеж (в частности, К.Любарскому и Б.Вайлю). В начале судебного заседания было зачитано заявление Ю.Шихановича, в котором он признавал себя виновным в редактировании NN 30-60 “Хроники текущих событий”, распространении литературы, передаче информации за рубеж.

В ходе судебного заседания, однако, Ю.Шиханович настаивал на том, что инкриминируемые ему номера “Хроники текущих событий” составлялись им единолично. Прокурор, напротив, утверждал, что в их издании принимало участие около 15 чел., и обвинял Ю.Шихановича в “неискренности”.

Ю.Шиханович был приговорен к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

Суд над Виталием Чеверевым (1984, 15-6)

N 15 – 15 августа 1984

Суд над Виталием //Чеверовым [1984, 12-7) состоялся 22-23 мая 1984. Дело рассматривал Московский областной суд. Председательствовала судья В.С.Смирнова, обвинение поддерживал прокурор Слепко (П.М.Сливко?), защищал В.Чеверева адвокат Овсий. В зал суда допустили всех желающих, но от них требовали оставить сумки и пр. за дверями зала и предъявить удостоверения личности.

В.Чеверев обвинялся по ст.190-1 УК РСФСР. Конкретно обвинение состояло в следующем. В.Чеверев, студент-заочник 3 курса Московского пединститута, работал оператором лаборатории микрофильмирования Библиотеки им.Ленина. Он пользовался оборудованием лаборатории для изготовления микрофильмов с книг и журналов, изданных за рубежом (книг А.Сахарова, А.Зиновьева, Дж.Орвелла, А.Солженицына, М.Джиласа, журнала “Континент” и др.). Дома он делал с микрофильмов отпечатки, которые передавал В.Новосельцеву, а также А.Чекалину [1983, 7-13, оба они сейчас находятся в заключении) и другим.

В.Чеверев признал себя виновным. Он сообщил, что после ареста В.Новосельцева в 1983, когда его стали вызывать на допросы, он написал в КГБ заявление, в котором обещал больше не заниматься своей “деятельностью”. Это обещание он выполнил, он также сжег имевшиеся у него фотокопии книг. В.Чеверев объяснил в суде свои действия тем, что он считал себя вправе знать любые мнения. На вопрос об источниках литературы, которую он микрофильмировал, он назвал Владимира Борисова (ныне проживающего во Франции) и некоего Сашу, фамилии которого он, В.Чеверев не знает.

В качестве свидетелей в суде были допрошены: Игорь Цоголь, который показал, что читал у В.Чеверева журнал “Континент”; мать В.Чеверева, охарактеризовавшая сына, как доброго и бескорыстного человека; жена В.Новосельцева Р.Урбан, назвавшая В.Чеверева провокатором, распространявшим литературу по указанию КГБ (В.Чеверев в ответ заявил, что это неправда). Доставленный из лагеря А.Чекалин сказал, что книг у В.Чеверева он не брал, а покупал из на черном рынке.

В.Новосельцев в суд из лагеря доставлен не был; судом была получена телеграмма, что его нельзя этапировать по медицинским соображениям. Были зачитаны его показания на предварительном следствии, в которых говорится, что он получал литературу от В.Чеверева, и приводится длинный список названий полученных книг.

Прокурор просил для В.Чеверева 3 г. лишения свободы. Защитник просил учесть раскаяние В.Чеверева и назначить мягкое наказание.

В.Чеверев был приговорен к 2 г. лагерей общего режима.