О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

«N 1 – 15 января 1982»

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Кронид Аркадьевич Любарский, 1934-1996

«О сайте»

В 1972 КГБ обыскала квартиру Кронида Аркадьевича и конфисковала самиздат, книги изданные за рубержом, и даже фото-пленки. В 2016 Федеральная служба безопасности вернула, не без сопротивления, эти принадлежности дочке покойного Любарского, Веронике Кронидовне («Права человека в России»,
22 декабря 2016).

confiscated-from-akl-in-1970s

Фотография — В.К. Любарская

Арест, суд и лагерь, 1972 — 1977

Арестовали Кронида Аркадьевича в Москве 17 января 1972  («ХТС 25.2»). В октябре того же года его приговорили к 5 годам в ИТЛ строгого режима («ХТС 28.4»), и он оказался в Мордовских лагерях.

Читать далее

Дело С.Калистратовой и прекращение работы Московской Хельсинкской группы (1982, 17-1)

«N 17 – 15 сентября 1982»

В начале сентября 1982 прошла большая серия допросов по делу члена Московской Хельсинкской группы С.Калистратовой [1982, 2-3]//.

К следователю Ю.Воробьеву были вызваны Ф.Кизелов, Л.Терновская, Ю.Шиханович, Т.Трусова, был допрошен также арестованный В.Гринев. Вновь дважды допрашивали саму С.Калистратову. 10 сентября 1982 следствие было завершено и С.Калистратова со своим адвокатом Е.Резниковой начала знакомиться с материалами дела.

Читать далее

Суд над Иваном Ковалевым (1982, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1982

Суд над членом Московской Хельсинкской группы Иваном Сергеевичем Ковалевым, начавшийся 31 марта 1982 [1982, 6-3], продолжался 1 и 2 апреля.

После допроса подсудимого и рассмотрения ряда процедурных вопросов суд перешел к допросу свидетелей. Всего в суд было вызвано 9 чел. Все допрошенные в суде свидетели отказались от показаний, данных на следствии, и выступили с показаниями в пользу И.Ковалева. Так, соседка И.Ковалева Светлана Бендусова заявила, что на следствии “она сильно боялась, а здесь ей не страшно”, поэтому она отказывается от ранее данных показаний и утверждает, что И.Ковалев ничего ей не давал читать, кроме сочинений Э.Хемингуэя. Отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии, также и В.Мицкевич. Свидетель А.Ахутин, на показаниях которого основывается большая часть обвинительного заключения, в суд не явился, и показания его были лишь зачитаны.

Адвокат В.Швейский заявил, что он не усматривает состава преступления по ст.70 УК РСФСР. Он сказал, что даже если временно согласиться с фактической стороной обвинения, то и тогда И.Ковалеву должна быть предъявлена лишь ст.190-1 УК РСФСР. Однако и в этом случае смягчающие обстоятельства позволили бы просить минимального наказания. Прокурор С.Захаров в начале своей речи охарактеризовал процесс как “политический”. Он попросил для И.Ковалева 5 л. лагерей и 5 л. ссылки.

***

Свое последнее слово (которое, как он объявил, он собирался произносить не менее 6 час.) И.Ковалев начал с эпиграфов. Первый эпиграф – из письма А.Грибоедова П.Катенину (1825): “Я как живу, так и пишу: свободно, свободно”. Второй из песни А.Галича.

Затем И.Ковалев начал говорить о том, что полностью принимает на себя ответственность за написание и распространение составлявшихся им информационных материалов. Судья прервал его, заявив, что эти материалы ему не инкриминируются и ему следует перейти к “просительной” части. Когда же И.Ковалев стал настаивать на продолжении последнего слова по своему плану, суд поднялся и удалился на совещание. И.Ковалев лишь успел крикнуть суду вслед: “Я прошу вас не лгать в приговоре!”.

В приговор И.Ковалеву вошло: авторство и соавторство документов Московской Хельсинкской группы NN 111, 114, 131, 144, 148, статей “История одной голодовки”, “64”, “Расплата за честность”, открытого письма “К ученым мира”, материалов в защиту А.Сахарова, хранение “Хроники текущих событий” NN 54, 58, 60.

Суд удовлетворил просьбу прокурора и приговорил И.Ковалева к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

На зачтение приговора были допущены из числа близких только мать И.Ковалева и его сестра. Не слушал приговора и сам И.Ковалев, т.к. он отказался встать перед судом, протестуя этим против лишения его последнего слова. “Я не намерен участвовать в этом спектакле” – сказал он. И.Ковалева силой вывел из зала конвой.