О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

«N 1 – 15 января 1982»

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Кронид Аркадьевич Любарский, 1934-1996

«О сайте»

В 1972 КГБ обыскала квартиру Кронида Аркадьевича и конфисковала самиздат, книги изданные за рубержом, и даже фото-пленки. В 2016 Федеральная служба безопасности вернула, не без сопротивления, эти принадлежности дочке покойного Любарского, Веронике Кронидовне («Права человека в России»,
22 декабря 2016).

confiscated-from-akl-in-1970s

Фотография — В.К. Любарская

Арест, суд и лагерь, 1972 — 1977

Арестовали Кронида Аркадьевича в Москве 17 января 1972  («ХТС 25.2»). В октябре того же года его приговорили к 5 годам в ИТЛ строгого режима («ХТС 28.4»), и он оказался в Мордовских лагерях.

Читать далее

Дело С.Калистратовой и прекращение работы Московской Хельсинкской группы (1982, 17-1)

«N 17 – 15 сентября 1982»

В начале сентября 1982 прошла большая серия допросов по делу члена Московской Хельсинкской группы С.Калистратовой [1982, 2-3]//.

К следователю Ю.Воробьеву были вызваны Ф.Кизелов, Л.Терновская, Ю.Шиханович, Т.Трусова, был допрошен также арестованный В.Гринев. Вновь дважды допрашивали саму С.Калистратову. 10 сентября 1982 следствие было завершено и С.Калистратова со своим адвокатом Е.Резниковой начала знакомиться с материалами дела.

Читать далее

Суд над Иваном Ковалевым (1982, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1982

Суд над членом Московской Хельсинкской группы Иваном Сергеевичем Ковалевым, начавшийся 31 марта 1982 [1982, 6-3], продолжался 1 и 2 апреля.

После допроса подсудимого и рассмотрения ряда процедурных вопросов суд перешел к допросу свидетелей. Всего в суд было вызвано 9 чел. Все допрошенные в суде свидетели отказались от показаний, данных на следствии, и выступили с показаниями в пользу И.Ковалева. Так, соседка И.Ковалева Светлана Бендусова заявила, что на следствии “она сильно боялась, а здесь ей не страшно”, поэтому она отказывается от ранее данных показаний и утверждает, что И.Ковалев ничего ей не давал читать, кроме сочинений Э.Хемингуэя. Отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии, также и В.Мицкевич. Свидетель А.Ахутин, на показаниях которого основывается большая часть обвинительного заключения, в суд не явился, и показания его были лишь зачитаны.

Адвокат В.Швейский заявил, что он не усматривает состава преступления по ст.70 УК РСФСР. Он сказал, что даже если временно согласиться с фактической стороной обвинения, то и тогда И.Ковалеву должна быть предъявлена лишь ст.190-1 УК РСФСР. Однако и в этом случае смягчающие обстоятельства позволили бы просить минимального наказания. Прокурор С.Захаров в начале своей речи охарактеризовал процесс как “политический”. Он попросил для И.Ковалева 5 л. лагерей и 5 л. ссылки.

***

Свое последнее слово (которое, как он объявил, он собирался произносить не менее 6 час.) И.Ковалев начал с эпиграфов. Первый эпиграф – из письма А.Грибоедова П.Катенину (1825): “Я как живу, так и пишу: свободно, свободно”. Второй из песни А.Галича.

Затем И.Ковалев начал говорить о том, что полностью принимает на себя ответственность за написание и распространение составлявшихся им информационных материалов. Судья прервал его, заявив, что эти материалы ему не инкриминируются и ему следует перейти к “просительной” части. Когда же И.Ковалев стал настаивать на продолжении последнего слова по своему плану, суд поднялся и удалился на совещание. И.Ковалев лишь успел крикнуть суду вслед: “Я прошу вас не лгать в приговоре!”.

В приговор И.Ковалеву вошло: авторство и соавторство документов Московской Хельсинкской группы NN 111, 114, 131, 144, 148, статей “История одной голодовки”, “64”, “Расплата за честность”, открытого письма “К ученым мира”, материалов в защиту А.Сахарова, хранение “Хроники текущих событий” NN 54, 58, 60.

Суд удовлетворил просьбу прокурора и приговорил И.Ковалева к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

На зачтение приговора были допущены из числа близких только мать И.Ковалева и его сестра. Не слушал приговора и сам И.Ковалев, т.к. он отказался встать перед судом, протестуя этим против лишения его последнего слова. “Я не намерен участвовать в этом спектакле” – сказал он. И.Ковалева силой вывел из зала конвой.

Дело Ивана Ковалева (1981, 20-5)

N 20 – 31 октября 1981

По делу И.Ковалева продолжаются допросы.

Помимо продолжающихся допросов В.Мицкевича [1981, 19-12], допрошены его теща, М.Витзон – сосед В.Мицкевича по прежней квартире, его родственница И.Шендерова, бывшая жена И.Ковалева Елена и ее дочь, бывший одноклассник И.Ковалева А.Ахутин, соседи И.Ковалева по квартире и т.п. О допросах членов Хельсинкских групп и других правозащитников ничего неизвестно.

Обыск по делу И.Ковалева у В.Мицкевича [1981, 17-6] состоялся не 25, а 26 августа 1981. Обыск у Т.Леденевой [1981, 17-6] проводился по месту ее временного проживания на квартире Елены Зверевой.

Обыск у С.Калистратовой [1981, 17-6] по делу И.Ковалева проходил не 5, а 4 сентября 1981. Обыски проводили ст. лейт. КГБ Зотов, лейт. КГБ В.Тимофеев и сотрудник КГБ А.Белов. Фактически было два обыска: на даче С.Калистратовой под Москвой и на ее московской квартире. С.Калистратова была доставлена на обыски из квартиры ее дочери. Изъято много документов Хельсинкской группы, членом которой является С.Калистратова, (вплоть до N181), личная переписка, информационные материалы. На даче С.Калистратовой ничего изъято не было.

После ареста И.Ковалева в самиздате распространено его заявление, написанное им самим на случай ареста. И.Ковалев формулирует причины своего ареста следующим образом: “Я арестован за участие в информационном журнале “Хроника текущих событий”, за участие в Московской группе содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, за личные и совместно с другими письма протеста, за оперативный сбор и распространение правдивой информации о борьбе за права человека в нашей стране и о нарушениях этих прав”.

Дело Ивана Ковалева (1981, 17-6)

N 17 – 15 сентября 1981

Иван Ковалев [1981, 16-1] был арестован утром 25 августа 1981, повидимому, на улице. В тот же день в Москве в квартире Валентина Мицкевича, по месту фактического проживания И.Ковалева, кап. КГБ Ренев и сотрудники КГБ Яковлев и Волин провели обыск.

Изъяты наброски очерка И.Ковалева о поездке в Мордовию в июне 1981, подборка бюллетеней “Вести из СССР”, копия письма Т.Великановой А.Сахарову, заявления в официальные инстанции, вызовы из Израиля для различных лиц, газета “Русская Мысль”, молитвослов и др. На следующий день п/п КГБ Б.И.Чечеткин допросил В.Мицкевича. Допрос сопровождался запугиваниями, угрозами ареста и т.п. В.Мицкевич показал, что И.Ковалев говорил с его служебного телефона, в частности, с заграницей (с К.Любарским). Он назвал также имена иностранцев, с которыми общался И.Ковалев: корреспондента Франс-Пресс Н.Милетича и гида из Франции О.Одинец.

26 августа 1981 по делу И.Ковалева был проведен обыск у москвички Т.Леденевой. Т.Леденева была в тот же день допрошена.

5 сентября 1981 по тому же делу была подвергнута обыску в Москве квартира С.В.Калистратовой. Изъято больное количество документов и книг.

Дело И.Ковалева имеет номер 78. Его ведет Следственный отдел КГБ СССР (т. наз. “центр”). Начальник следственной группы – ст. следователь майор Похил (тел. 360 40 01).

Арест Ивана Ковалева (1981, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1981»

25 августа 1981 в Москве арестован член Московской Хельсинкской группы Иван Сергеевич Ковалев. Ему предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Он помещен в Лефортовскую тюрьму КГБ.

Иван Ковалев (р. 8 ноября 1954) окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). После суда над его отцом в 1975 потерял работу по специальности, после чего имел только случайную работу. В последнее время, после увольнения с должности пожарника, вообще не мог найти никакой работы. Является членом Московской Хельсинкской группы с 30 октября 1979. Автор большого числа самиздатских статей.

Отец И.Ковалева Сергей Ковалев находится в Чистопольской тюрьме, где он заканчивает 7-летний срок заключения. Ему предстоит еще 3 г. ссылки. Жена И.Ковалева Татьяна Осипова, также член Московской Хельсинкской группы, арестована в 1980 и приговорена к 5 г. лагерей и 5 г. ссылки {1981, 7-1}.

Мать И.Ковалева Елена живет в Москве. В Москве же живет жена отца Людмила Юрьевна Бойцова. Ее адрес: 117571, г.Москва, ул.26 Бакинских комиссаров, 7, корп.2, кв.71, тел. 433 40 59.

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Дело Фонда помощи политзаключенным (1986, 19-3)

N 19 – 15 октября 1986

5 мая 1986 было возбуждено дело о Русском общественном фонде помощи политзаключенным и их семьям.

Дело возбуждено по ст.70 ч.2 УК РСФСР. В соответствии с изменениями, внесенными в законодательство 11 января 1984, под ч.2 ст.70 УК РСФСР (“антисоветская агитация и пропаганда”) подпадают также “действия, совершенные с использованием денежных средств или иных материальных ценностей, полученных от иностранных организаций или лиц, действующих в интересах этих организаций”. Обвинение по этому делу (N106) пока не предъявлено ни одному конкретному лицу. Следствие по делу ведет майор КГБ Н.А.Олежко.

В настоящее время по делу уже собрано около 2 томов материалов. Основную часть их составляют показания политзаключенного Всеволода Кувакина. В.Кувакин, в частности, показал, что Татьяна Осипова одновременно являлась и членом Московской Хельсинкской группы и сотрудницей Фонда, что, по мнению В.Кувакина, доказывает связь между Хельсинкской группой и Фондом.

Следствие, в частности, интересуется деятельностью следующих лиц, которые ,по его мнению, связаны с Фондом: Евгения Печуро, Леонид Васильев, Нина Лисовская, Ася Лащивер.

По делу N106, был, в частности, допрошен, перед своей высылкой из СССР, в Лефортовском СИЗО КГБ Юрий Орлов {1986, 19-1}.

Арест Татьяны Осиповой (1980, 10-2)

N 10 – 31 мая 1980

27 мая 1980 в Москве была арестована член Московской Хельсинкской группы инженер-программист Татьяна Семеновна Осипова (р. 15 марта 1953).

Арест был произведен после обыска у нее на квартире, который начался в 7 час. 30 мин. утра. Судя по номеру дела, указанному в ордере на обыск, против Осиповой возбуждено отдельное дело. Т.Осипова доставлена в Лефортовскую тюрьму КГБ в Москве. 29 мая ее мужу сообщили, что она обвиняется по ст.70 УК РСФСР.

В день ареста Т.Осиповой (и, видимо, по ее делу) был проведен обыск у знакомой Осиповой, активистки правозащитного движения М.Петренко-Подъяпольской. В протоколе обыска – 202 наименования, включая личные письма, фотографии и один документ Московской Хельсинкской группы.

Т.Осипова стала членом Московской Хельсинкской группы с ноября 1977. Ее муж, Иван Сергеевич Ковалев – также член Московской Хельсинкской группы. Он – сын политзаключенного Сергея Ковалева. Он живет по адресу: 123056, Москва, 2-я Брестская ул., 43, кв. 90, тел. 250 56 90.