Дело Анатолия Марченко (1981, 13/14-3)

NN 13/14 – 31 июля 1981

5-6 июля 1981 следствие по делу Марченко закончилось и он начал знакомиться с материалами своего дела.

Судя по характеру вопросов, задававшимся свидетелям во время следствия, А.Марченко инкриминируется почти все им написанное, за исключением: “Моих показаний”: книга “От Тарусы до Чуны”, статьи “Третье дано”, “Войдут ли советские танки в Польшу?”,”Письмо американским профсоюзам”, “Письмо акад.П.Капице”, биографические материалы к новой книге ( в частности, о карагандинских лагерях”). Все свидетели, о допросах которых стало известно, никаких показаний по делу не дали. Это жена А.Марченко Л.Богораз, В.Зайцев (г.Александров Владимирской обл.), Г.Пашнин (г.Струнино Владимирской обл.), О.Зайцева (г.Юрьев-Польский Владимирской обл.), Н.Морякова и ее муж А.Мюльнер (г.Берендеево Ярославской обл.), А.Даниэль, Е.Великанова, С.Арцимович-Игрунова (Москва).

***

С.Некипелову (Москва) на допросе по делу А.Марченко предъявили его показания, данные им несколько лет назад во время его службы в армии в г.Чуна Иркутской обл., где в то время в ссылке находился А.Марченко.

Тогда С.Некипелов (// ili V? ) написал несколько писем о положении в его воинской части, о жестоком обращении с новобранцами. Письма были перехвачены и возбуждено уголовное дело, которое позднее было прекращено. Однако, при объявлении о прекращении дела у С.Некипелова обманом получили подпись под протоколом допроса, где говорилось, что он, Некипелов, передавал на Запад военную информацию через А.Марченко. Сейчас при предъявлении ему этого протокола, С.Некипелов отказался подтвердить эти показания.

Суд над В.Некипеловым (1980, 11-6)

N 11 – 15 июня 1980

11-13 июня 1980 в г.Камешково Владимирской обл. состоялся суд над членом Московской Хельсинкской группы Виктором Некипеловым [1979, 23-1].

Жена В.Некипелова лишь случайно узнала о начале процесса. Когда она прибыла к зданию суда, ее не пустили в зал. Адвоката у Некипелова также не было, он защищал себя сам [1980, 9-8 и ранее].

13 июня 1980 суд приговорил В.Некипелова к 7 г. лагерей и 5 г. ссылки.

Дело В.Некипелова (1980, 9-8)

N 9 – 15 мая 1980

Защиту В.Некипелова согласились взять на себя московские адвокаты В.Я.Швейский и С.А.Дубровская, однако, зам. председателя Президиума Московской городской коллегии адвокатов И.Склярский отказался разрешить им командировку за пределы Москвы.

В конце апреля 1980 Склярский сказал сыну В.Некипелова Сергею, что если им будет заключен договор с каким-либо московским адвокатом, то он тотчас же загрузит этого адвоката другим делом. Адвокату Н.Нимиринской из Ворошиловограда также запретили принять защиту В.Некипелова.

Владимирская областная коллегия адвокатов выделила для защиты В.Некипелова адвоката А.Г.Сморчкова. Однако, после того, как последний сказал В.Некипелову, что может защищать его лишь при условии признания им своей вины, В.Некипелов от его услуг отказался. Следователь по делу Некипелова Плешков выразил мнение, что Некипелов “достаточно грамотен”, чтобы защищать себя сам”.

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.