Положение ссыльных (1979, 20-9)

N 20 – 31 октября 1979

Ольга Никора находится в ссылке по адресу: 678626, ЯАССР, Усть-Майский р-н, пос.Солнечный. Она живет в общежитии, работает в местной столовой.

*

Иде Нудель отказано в ее просьбе получить консультацию московского уролога в связи с заболеванием почек (на месте специалист отсутствует).

*

Габриель Суперфин получил отпуск из ссылки для поездки в Москву. Перед этим к нему приезжал сотрудник КГБ, уговаривающий его сразу по окончании ссылки эмигрировать. Суперфин отказался.

Тогда ему был предоставлен отпуск, в котором ему долго отказывали. Сотрудник КГБ выразил надежду, что друзья уговорят Сурерфина изменить свои намерения.

*

Вячеслав Чорновил из пос. Чапанда в октябре переехал в пос.Нюрба (того же района). Медкомиссия признала его вполне здоровым и отказалась дать освобождение от тяжелых работ.

Положение ссыльных (1979, 10-8)

N 10 – 31 мая 1979

З.Антонюк находится сейчас в Иркутском туберкулезном диспансере, где он должен пробыть три месяца.

*

И.Бегун и приехавшая к нему в г.Сусуман жена А.Другова не могут найти комнату для совместного проживания. Все достигнутые договоренности в последний момент по непонятным причинам расстраиваются. На Бегуна оказывается давление, чтобы он написал “отпор западным клеветникам” относительно своих “якобы плохих” жилищных условий.

*

И.Нудель часто страдает от сильных желудочных болей. Диагноз неизвестен.

*

И.Светличный 11 мая 1979 прибыл в Киев в отпуск из ссылки на 1 месяц. Его предупредили, что он должен избегать всяких контактов с друзьями,находиться, в основном, дома, иначе его отпуск будет прекращен.

*

В.Слепак, долгое время находившийся в больнице в связи с двухсторонним воспалением легких [1979, 7-7], 9 мая 1979 был вновь доставлен туда скорой помощью, после того как в его комнате несколько дней не работало отопление. Сейчас его состояние улучшилось.

Предполагаемые изменения эмиграционной политики (1979, 10-6)

N 10 – 31 мая 1979

22-26 мая 1979 в Москве находился Роберт Хок (Robert Hawke), президент Австралийского совета тред-юнионов. Он прибыл в Москву из Израиля в качестве гостя председателя ВЦСПС А.И.Шибаева.

Хок и Шибаев провели серию длительных переговоров, в которых оба действовали как посредники: Хок – со стороны еврейских активистов в Москве, Шибаев – со стороны советского правительства. По окончании переговоров было достигнуто неофициальное соглашение, которое по просьбе Шибаева было сообщено Хоком представителям еврейских активистов: Александру Лернеру, Виктору Браиловскому и Владимиру Престину. Они были уполномочены предать соглашение гласности.

Согласно сообщению Хока, он представил Шибаеву список требований, полученный от еврейских активистов. Эти требования включали:

  1. Освобождение 12 узников Сиона. Представленный список включал А.Щаранского, И.Менделевича, А.Мурженко, Ю.Федорова, И.Бегуна, И.Нудель, В.Слепака, Б.Цитленка, М.Нашпица, А.Завурова, С.Шнирмана, Б.Календарева.
  2. Немедленное разрешение на эмиграцию отказникам, ожидающим разрешения более 5 лет (таких семей насчитывается более 100).
  3. Сокращение срока ожидания разрешения до 3 или 5 лет.
  4. Упрощение процедуры рассмотрения заявлений об эмиграции.

Советское правительство приняло первые три требования, но категорически отказалось рассматривать последнее.

В качестве встречного условия было выдвинуто требование, чтобы еврейские активисты опубликовали заявление, что они рассматривают сделанные уступки как существенное улучшение в области эмиграционной политики (как известно, такое улучшение является условием снятия поправки Джексона-Вэника к закону о торговле). Лернер, Браиловский и Престин опубликовали такое заявление 26 мая.

Они оговорили, однако, что сделанные обещания должны быть выполнены не позднее, чем через месяц. Они подчеркнули, что пока никаких официальных заверений им дано не было. Имена узников, подлежащих освобождению, были названы еврейскими активистами, со стороны советских властей никаких имен упомянуто не было.

Положение ссыльных (1979, 4-7)

N 4 – 28 февраля 1979

З.Антонюк прибыл в ссылку 25 января 1979. Его нынешний адрес: Иркутская обл., г.Бодайбо, ул.30-летия Победы 38, общежитие. Этап длился всего 11 дней. С учетом его продолжительности дата освобожднеия Антонюка – 23 декабря 1981.

Сразу по прибытии Антонюк лег в больницу. У него туберкулез. Ранее во Владимирской тюрьме Антонюк перенес инфаркт ( по другим данным – сильный приступ стенокардии).

*

М.Г.Осадчий также прибыл в ссылку. По дороге, в пересыльной тюрьме г.Горький он был ограблен уголовниками. Его нынешний адрес: Коми АССР, 169420, г.Троице-Печорск, до востребрования. Живет он не в самом Троице-Печорске, а в маленьком селении Милва в 2-3 км от города.

*

И.Нудель работает уже не уборщицей, а инженером-экономистом в Управлении ПМК-10 (передвижная механизированная колонна, занимающаяся осушением болот). Она переселилась из вагончика в комнату в двухэтажном доме.

15 января 1979 (№ 1)

«Вести из СССР», 1979 г.

Дело “левой оппозиции” [1-1] Ленинград.

Суд над Александром Огородниковым [1-2] г. Конаково.

Арест адвентистки Валентины Запорожец [1-3] Эссентуки.

Дело В.А. Щелкова [1-4].

Независимое профобъединение {СМОТ} [1-5].

Смерть Гелия Снегирева [1-6] Киев.

Обыск у Виктора Браиловского [1-7] Москва.

Судьба братьев Подрабинеков [1-8].

Разные сообщения [1-9 — 1-18]

1-9.

Викторас Пяткус тоже переведен из Владимрской в Чистопольскую тюрьму. Поскольку Пяткус находится на особом режиме, то это доказывает, что в Чистополь переводят политзаключенных всех режимов, и Владимирская тюрьма, как политическая, перестает существовать. Таким образом, адрес всех политзаключенных, перечисленных [в 1978, 4-16], теперь меняется на следующий: 422950, г.Чистополь, ТатАССР, учр. УЭ-148/ст-4. Для писем из-за рубежа: Москва, п/я 5110/1-УЭ.

1-10.

В начале января 1979, за 3 месяца до конца своего лагерного срока, Георгий Винс был переведен из лагеря в Якутии в Москву, в следственный изолятор КГБ в Лефортово. Причина перевода неизвестна, но не исключено начало какого-либо нового дела против Г.Винса.

1-11.

22 декабря 1978 жена Ю.Орлова И.Валитова была на свидании с мужем. Орлов закончил период ученичества на слесаря, однако “норму” не выполняет ввиду сильного физического утомления. За время пребывания в лагере он уже трижды подвергался наказаниям (один раз за попытку продолжения научной работы).

1-12.

А.Щаранский до сих пор не получил копии своего приговора. Поскольку он был судим Верховным Судом РСФСР, приговор не подлежит обжалованию в кассационном порядке.

1-13.

Ида Нудель официально уведомила власти Томской области, что она в знак протеста против несправедливого осуждения отказывается от переписки. В своем заявлении она просит все запросы о ее здоровьи и условиях жизни направлять властям, поставившим ее в нынешнее положение.

По впечатлениям лица, посетившего И.Нудель в ссылке, состояние ее здоровья сейчас хорошее.

1-14.

26 декабря 1978 с Г.Давыдова [см. 1978, 4-20] снят административный надзор, как незаконно продленный. Снятие произошло в результате энергичных обжалований надзора со стороны Г.Давыдова.

1-15.

Виктор Анисимов после дачи им ложных показаний на суде над Орловым на короткое время был возвращен во Владимирскую тюрьму, где одно время делил камеру с А.Щаранским. После того, как сведения о суде проникли в тюрьму, товарищи подвергли его бойкоту.

Через 2-3 мес. Анисимова перевели в лагерь общего режима (общеуголовный) на Урале. Это было сделано в результате окончания “политического” срока Анисимова или помилования (не полного, а лишь по “политической” статье). Анисимов – уголовник с восемью судимостями, проведший всю жизнь в лагерях и попавший в “политические” за расклейку листовок в лагере.

*

Ростислав Эпельфельд, бывший политзаключенный особого режима, выступавший свидетелем по делу Гинзбурга, также находится сейчас уже в общеуголовном лагере в г.Коммунарск Воронежской обл. Эпельфельд известен тем, что в свое время, деля камеру с Валентином Морозом, пытался склонить его к гомосексуальному сожительству, после чего Мороз потребовал перевода в одиночную камеру.

1-16.

Член редколлегии самиздатского журнала “37” Виктор Кривулин (Ленинград) вызывался в ноябре 1978 в КГБ вторично [см. 1978, 4-13]. Несмотря на давление, журнал “37” все же будет выходить. Однако, уступая этому давлению, редколлегия изъяла из последнего номера журнала стихи находящейся в лагере Ю.Окуловой-Вознесенской, поместив, однако, ее ответы на вопросы анкеты по проблемам религии и искусства.

Другому члену редколлегии, Вадиму Филимонову, было предложено подать заявление о выезде из СССР без обычного “вызова” из Израиля. Филимонов согласился. Виза была ему выдана за три дня, и 24 декабря 1978 Филимонов покинул СССР.

1-17.

Московская группа Amnesty International в течение долгого времени не функционировала, так как Международный Секретариат в Лондоне не присылал ей досье на политзаключенных, нуждающихся в защите. Теперь, наконец, досье получены, и группа приступила к работе.

Андрею Твердохлебову, одному из основателей группы и ее секретарю (после ареста Твердохлебова им стал В.Альбрехт), не было разрешено вернуться в Москву по отбытии им ссылки в Якутии. Он поселился в г.Петушки Владимирской обл. по адресу: ул.Красноармейская, 29. Он работает учеником токаря (по профессии Твердохлебов – физик).

1-18.

Адрес одного из учредителей Ассоциации защиты прав инвалидов Валерия А.Фефелова (р.1949): 601800, Владимирская обл., г.Юрьев-Польский, пер.Промышленный, 14, кв.1. Фефелов страдает спинальным параличом нижних конечностей.

Осенью 1977, после того как Фефелов начал поддерживать контакты с диссидентами, его по надуманному поводу лишили водительских прав, и он не может теперь использовать свою автомашину “Запорожец”. Это для него фактически означает домашний арест.

N 2 – 30 января 1979 …