Суд над Александром Огородниковым (1986, 15-4)

«N 15 – 15 августа 1986»

Сообщение [1986, 4-8] о суде над Александром Огородниковым ошибочно. Суд состоялся на самом деле только 3 апреля 1986. Дело рассматривал Чусовской горнарсуд (Пермская обл). Председательствовала судья Н.С.Симонова, обвинение поддерживал прокурор Н.Е.Микрюков, защищала А.Огородникова адвокат В.Ф.Широкова. А.Огородников обвинялся по ст.188-3 УК РСФСР.

А.Огородников обвинялся в систематических нарушениях режима содержания в период пребывания в пермском лагере ВС-389/36; в отказе от выхода на работу 15 октября 1985; в объявлении голодовки 30 октября 1985 в День политзаключенного в СССР и в подстрекательстве других лиц к тому же (всего в этот день в лагере ВС-389/36 голодало 15 человек); в отказе от стрижки волос 10 ноября 1985; в невыходе на работу 10-15 ноября 1985 (А.Огородников должен был освободиться из лагеря 21 ноября 1985, новое уголовное дело против него было возбуждено 15 ноября 1985; волосы заключенным не стригут за 3 мес. до выхода из лагеря).

Свидетелями на суде выступали сотрудники администрации: ДПНК кап.Рак И Гатин, сотрудник оперчасти Мельниченко, Уткин Кукушкин, Любецкий, Пергат, Гунин, Вознюк, Ляпунов.

А.Огородников виновным себя не признал. Он заявил, что правила внутреннего распорядка в лагерях противоречат принципам христианской морали, и он, как человек верующий, не считал себя обязанным их выполнять.

А.Огородников был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима (начало отсчета срока 19 ноября 1985) с присоединением 5 л. неотбытой ссылки по предыдущему приговору.

Дело Александра Огородникова (1980, 17-1)

«N 17 – 15 сентября 1980»

4 сентября 1980 в Калининском облсуде началось слушание дела Александра Огородникова, обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР [1979, 22-5].

Председательствовал судья Морозов, обвинителем выступал зам. прокурора Калининской обл. А.И.Калачев. Первоначально в зал суда пустили мать Огородникова, жену и отца не пустили, т.к. они были вызваны свидетелями на последний день процесса. А.Огородников держит голодовку. В день начала суда был ее 100-й день. Около суда дежурила машина скорой помощи.

А.Огородников заявил суду ходатайство о допуске в зал друзей, ожидающих у здания суда. Ходатайство было отклонено. Огородников просил отложить суд, т.к. обвинительное заключение было ему вручено всего за 8 дней и он не успел с ним ознакомиться. В этой просьбе ему тоже было отказано. Затем он заявил отвод суду, который тоже не был принят. После этого Огородников поблагодарил адвоката за помощь и отказался от его услуг, заявив, что будет защищать себя сам. Адвокат удалился. Одновременно судья удалил из зала и мать Огородникова, якобы за “нарушение порядка”. Более мать в зал не допускали.

Главным пунктом обвинения А.Огородникова, по-видимому, является издание им журнала “Община”. В числе вызванных свидетелей знакомые Огородникова по ВГИК (Института кинематографии), где он некогда учился, участники созданного Огородниковым религиозного семинара, в том числе В.Пореш, В.Попков, О.Охапкин, Бусов, и сын Т.Щипковой Александр. Допрос В.Пореша свелся к тому, что они с Огородниковым старались каждый принять на себя главную ответственность за издание “Общины”. В.Попков [см. также 1980, 16-1] дал очень подробные показания.

Последнее слово А.Огородникова было очень эмоциональным. Он закончил его восклицанием: “Да здравствует Россия!”. Приговор был вынесен в субботу 6 сентября 1980: 6 лет лагерей строгого режима и 5 лет ссылки. А.Огородников намерен обжаловать приговор.

Дело “Общины” (1979, 22-5)

N 22 – 30 ноября 1979

Александр Огородников, который должен был освободиться 21 ноября 1979 по отбытии года заключения за “тунеядство”, на свободу не вышел. Он находится в ленинградской тюрьме КГБ, куда был доставлен для допросов по делу В.Пореша [1979, 20-18].

22 ноября 1979 мать А.Огородникова вызвал следователь Ленинградского УКГБ Черкесов (из следственной бригады по делу В.Пореша) и объявил ей, что против ее сына 15 сентября 1979 возбуждено дело по ст.70 УК РСФСР. Мать Огородникова подвергли допросу, но она отказалась подписать протокол. В г.Чистополь был допрошен отец Огородникова.

14 ноября по делу В.Пореша (дело N12) были вызваны на допрос Т.Горичева (член редколлегии журналов “37” и “Женщина и Россия”) и еще два человека. Горичева отказалась давать показания. Против нее обещали завести уголовное дело об отказе от дачи показаний.

***

О судьбе Т.Н.Щипковой приходят противоречивые сообщения.

Согласно одним данным, она привлечена в качестве обвиняемой по тому же делу, что и В.Пореш. Согласно другим данным, сообщение об ее аресте [1979, 18/19-4] было ошибочным. Если верно первое, то это значит, что дело В.Пореша переросло в коллективное дело Христианского семинара и журнал “Община”, по которому привлечено, как минимум, три человека.

15 декабря 1978 (N 3)

«Вести из СССР», 1978 г.

РАЗНЫЕ СООБЩЕНИЯ (3-1 — 3-19)

Дополнения и изменения в списке узников совести СССР (3-20 — 3-47)

3-1.

28 ноября – 2 декабря 1978 в Ереване был продолжен судебный процесс {1978, 2-12} члена Армянской Хельсинкской группы, физика и дьякона Армянской церкви Роберта Назаряна. Из большого зала электро-лампового завода, где процесс начался в середине ноября, заседания были на этот раз перенесены в маленькое помещение в здании Верховного Суда АрмССР (видимо из-за приветствий Назаряну, раздававшихся из зала). Назарян и его адвокат Юрий Мкртчян протестовали против переноса суда в другое помещение. На этот раз в зале, кроме специально подобранной публики, присутствовали восемь родственников и друзей подсудимого.

Назарян не признал себя виновным. Он заявил, что вместе с ним под судом вся Армения, что здесь судят также Хельсинкские соглашения. Известно также сообщение Назаряна, что следователи предлагали ему ” вариант Гамсахурдиа” – раскаяние и мягкий приговор, но он отказался.

13 свидетелей, выступивших на суде, дали показания, главным образом в пользу обвиняемого. Прокурор потребовал 6 лет лагерей. Суд приговорил Назаряна к 5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки. {См. исправление 1978, 4.22}

3-2.

В [1978, 2-2] сообщалось об аресте в Ленинграде студента Александра Скобова (или Строгова). Сейчас известно, что фамилия арестованного действительно Скобов и в ХТС N 40 ошибка. Дата ареста Скобова 14 октября 1978. Адрес его семьи (мать, бабушка): Ленинград, Пискаревский просп. 20 кв. 4.

31 октября 1978 был арестован другой ленинградский студент Аркадий Цурков (р. 1959). Обоим предъявлено обвинение по ст.70, 72 и 190-2 УК РСФСР. Следствие ведется бригадой КГБ, в ее составе майоры Цыганков и Суворов.

В числе вменяемых пунктов обвинения – издание и распространение самиздатского журнала “Перспективы” (всего вышло 3 номера). «Перспективы» – журнал общественно-политического характера, в котором, в частности, был опубликован (под псевдонимом) ряд программных документов. Обвиняемым вменяется также распространение ХТС, “Континента”, брошюры “Пытки в Грузии” и др. По ст. 72 Скобова и Цуркова обвиняют в создании “Революционного Коммунистического Союза Молодежи” (в 2-2 ошибочно указано, что самоназвание группы “левая оппозиция”). Их обвиняют также в намерении провести в Ленинграде 16 октября с.г. “Всесоюзную конференцию левых групп”. Обвиняемые отрицают свою вину. О предъявлении обвинений москвичу Бесову и горьковчанину Павленкову ничего не известно.

По этому делу проведен также обыск у Андрея Резникова (р. 1959, адрес: Ленинград, ул. Жуковского 23 кв. 3). Был изъят “Архипелаг Гулаг” и др. литература. Резников задерживался в

1976 в связи с событиями, упомянутыми в ХТС N40. Впоследствии был освобожден, исключен из ЛГУ и вскоре призван в армию. Сейчас он рабочий.

Незадолго до ареста Скобова и Цуркова они оба, а также Резников были вызваны в КГБ, где им было предъявлено предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 дек. 1972 и предложено срочно подать заявления на эмиграцию. Все трое отказались, после чего и начались аресты. Вопрос об аресте Резникова,как заявляют в КГБ, может быть решен в любое время.

Обыск был проведен также у студента Александра Чистякова. Изъят только том О.Мандельштама. Обыски, не давшие никаких результатов, были у студентов ЛГУ Владимира Веретенникова, Ирины Федоровой, Лопотухиной, у выпускника школы, работавшего в Эрмитаже, Евгения Волковыского(р. 1961), а также у Хавина, в прошлом году помещавшегося в психбольницу.

На допросы также вызывались студенты супруги Виноградовы и выпускница музучилища Инна Тютюнич.

Поставлен вопрос об исключении из ЛГУ за участие в работе ленинградской “коммуны” [см. 1978, 2-2] Виноградовых и Чистякова.

Группа молодежи, вовлеченная в описываемые события, идеологически весьма неоднородна, но все они, видимо, придерживаются левых убеждений. Сообщают, что в их числе лица, считающие себя марксистами и анархистами.

Читать далее

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

«N 4 – 28 февраля 1987»

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

Читать далее

Преследование Христианского семинара (1979, 6-8)

N 6– 31 марта 1979

10 февраля 1979 в квартиру по ул. Мясковского (Москва), где происходило очередное собрание Христианского Семинара по проблемам религиозного Возрождения (таково точное название семинара Огородникова [см. 1978, 3-3 ; 1979, 1-2, 1979, 2-9, 1979, 4-14]), ворвалась группа сотрудников милиции: два милиционера в форме, лейт. Алферов из уголовного розыска в штатском и другие лица, назвавшиеся дружинниками (без повязок).

Без ордера и составления протокола был произведен обыск, включая обыск личных вещей собравшихся. Изъяты 6 экз. журнала Семинара “Община”, книги Н.Бердяева, С.Булгакова, Е.Трубецкого, Евангелия, Библии и “Богословские Труды” (Изд.Московской Патриархии). У присутствовавшей на собрании Т.Н.Щитковой [см. 1978, 3-5] стали выламывать руки, стараясь отнять блокнот с записями. Тогда Щиткова, вырвав руку, нанесла пощечину схватившему ее человеку. Дружинники сфотографировали собравшихся.

Участников Семинара отвезли в 60 о/м г.Москвы, где продержали до 12 час. ночи, оскорбляя и издеваясь над ними. Начальник отделения кап.Старосветов заявил, что Т.Н.Щитковой придется отвечать за нанесенную ею пощечину. Это может означать уголовное преследование по статьям УК РСФСР 191-193.

Об Александре Огородникове (1979, 2-9)

N 2 – 30 января 1979

После суда А.Огородников [1979, 1-2] был перевезен из г.Конаково в г.Калинин. Его везли без теплой одежды, в результате чего он простудился (температура 38). По дороге его избили резиновой дубинкой, а в Калинине больного поместили в карцер.

А.Огородников – больной человек. В 1964 у него была удалена селезенка, но суд даже не приобщил к делу справки от гематолога.

***

Стали известны некоторые детали дела.

Огородников работал на своем участке, выращивал на продажу овощи и яблоки. После милицейского предупреждения он 12 ноября договорился о работе сторожем на одной из фабрик. Предельный срок, поставленный ему милицией, истекал 22 ноября и Огородников заблаговременно выехал из дому для оформления документов. Однако 20 ноября 1978 его задержали в поезде. Его 3 дня продержали в милиции без предъявления обвинения, лишив его тем самым возможности оформлять документы на работу. Когда же истек установленный для трудоустройства срок, его арестовали уже формально. Ордер на арест датирован 23 ноября 1978.

Во время дознания по делу следователь Соловьев бил Огородникова, и последний требовал замены следователя. В знак протеста против ареста, методов дознания и невозможности исполнения религиозных обрядов А.Огородников голодал 15 суток.