Суд над Александром Огородниковым (1986, 15-4)

«N 15 – 15 августа 1986»

Сообщение [1986, 4-8] о суде над Александром Огородниковым ошибочно. Суд состоялся на самом деле только 3 апреля 1986. Дело рассматривал Чусовской горнарсуд (Пермская обл). Председательствовала судья Н.С.Симонова, обвинение поддерживал прокурор Н.Е.Микрюков, защищала А.Огородникова адвокат В.Ф.Широкова. А.Огородников обвинялся по ст.188-3 УК РСФСР.

А.Огородников обвинялся в систематических нарушениях режима содержания в период пребывания в пермском лагере ВС-389/36; в отказе от выхода на работу 15 октября 1985; в объявлении голодовки 30 октября 1985 в День политзаключенного в СССР и в подстрекательстве других лиц к тому же (всего в этот день в лагере ВС-389/36 голодало 15 человек); в отказе от стрижки волос 10 ноября 1985; в невыходе на работу 10-15 ноября 1985 (А.Огородников должен был освободиться из лагеря 21 ноября 1985, новое уголовное дело против него было возбуждено 15 ноября 1985; волосы заключенным не стригут за 3 мес. до выхода из лагеря).

Свидетелями на суде выступали сотрудники администрации: ДПНК кап.Рак И Гатин, сотрудник оперчасти Мельниченко, Уткин Кукушкин, Любецкий, Пергат, Гунин, Вознюк, Ляпунов.

А.Огородников виновным себя не признал. Он заявил, что правила внутреннего распорядка в лагерях противоречат принципам христианской морали, и он, как человек верующий, не считал себя обязанным их выполнять.

А.Огородников был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима (начало отсчета срока 19 ноября 1985) с присоединением 5 л. неотбытой ссылки по предыдущему приговору.

Дело Александра Огородникова (1980, 17-1)

«N 17 – 15 сентября 1980»

4 сентября 1980 в Калининском облсуде началось слушание дела Александра Огородникова, обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР [1979, 22-5].

Председательствовал судья Морозов, обвинителем выступал зам. прокурора Калининской обл. А.И.Калачев. Первоначально в зал суда пустили мать Огородникова, жену и отца не пустили, т.к. они были вызваны свидетелями на последний день процесса. А.Огородников держит голодовку. В день начала суда был ее 100-й день. Около суда дежурила машина скорой помощи.

А.Огородников заявил суду ходатайство о допуске в зал друзей, ожидающих у здания суда. Ходатайство было отклонено. Огородников просил отложить суд, т.к. обвинительное заключение было ему вручено всего за 8 дней и он не успел с ним ознакомиться. В этой просьбе ему тоже было отказано. Затем он заявил отвод суду, который тоже не был принят. После этого Огородников поблагодарил адвоката за помощь и отказался от его услуг, заявив, что будет защищать себя сам. Адвокат удалился. Одновременно судья удалил из зала и мать Огородникова, якобы за “нарушение порядка”. Более мать в зал не допускали.

Главным пунктом обвинения А.Огородникова, по-видимому, является издание им журнала “Община”. В числе вызванных свидетелей знакомые Огородникова по ВГИК (Института кинематографии), где он некогда учился, участники созданного Огородниковым религиозного семинара, в том числе В.Пореш, В.Попков, О.Охапкин, Бусов, и сын Т.Щипковой Александр. Допрос В.Пореша свелся к тому, что они с Огородниковым старались каждый принять на себя главную ответственность за издание “Общины”. В.Попков [см. также 1980, 16-1] дал очень подробные показания.

Последнее слово А.Огородникова было очень эмоциональным. Он закончил его восклицанием: “Да здравствует Россия!”. Приговор был вынесен в субботу 6 сентября 1980: 6 лет лагерей строгого режима и 5 лет ссылки. А.Огородников намерен обжаловать приговор.

Дело “Общины” (1979, 22-5)

N 22 – 30 ноября 1979

Александр Огородников, который должен был освободиться 21 ноября 1979 по отбытии года заключения за “тунеядство”, на свободу не вышел. Он находится в ленинградской тюрьме КГБ, куда был доставлен для допросов по делу В.Пореша [1979, 20-18].

22 ноября 1979 мать А.Огородникова вызвал следователь Ленинградского УКГБ Черкесов (из следственной бригады по делу В.Пореша) и объявил ей, что против ее сына 15 сентября 1979 возбуждено дело по ст.70 УК РСФСР. Мать Огородникова подвергли допросу, но она отказалась подписать протокол. В г.Чистополь был допрошен отец Огородникова.

14 ноября по делу В.Пореша (дело N12) были вызваны на допрос Т.Горичева (член редколлегии журналов “37” и “Женщина и Россия”) и еще два человека. Горичева отказалась давать показания. Против нее обещали завести уголовное дело об отказе от дачи показаний.

***

О судьбе Т.Н.Щипковой приходят противоречивые сообщения.

Согласно одним данным, она привлечена в качестве обвиняемой по тому же делу, что и В.Пореш. Согласно другим данным, сообщение об ее аресте [1979, 18/19-4] было ошибочным. Если верно первое, то это значит, что дело В.Пореша переросло в коллективное дело Христианского семинара и журнал “Община”, по которому привлечено, как минимум, три человека.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

N 4 – 28 февраля 1987

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

  1. Вартан Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  2. Марзпет Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  3. Людас Дамбраускас
  4. Вячеслав Долинин {суд, см. 1983, 7-4}
  5. Леонид Малышев {см. 1983, 2-4}
  6. Рафаэль Папаян {1987, 5/6-1}
  7. Арво Пести (видимо, его фамилия была искажена на Паштенц
    [см. 1987, 3-1] {1987, 5/6-1})
  8. Анатолий Петруновский [см. 1987, 3-6]
  9. Валентин Погорилый [см. 1987, 3-7]
  10. Роланд Силараупс [см. 1987, 3-4, там имя его дано с искажением]
  11. Георгий Хомизури {суд, см. 1983, 15-2}
  12. Аркадий Цурков {суд, см. 1979, 7-1}

Освобожден также Плосконис – политзаключенный с Украины, о котором ранее известно не было. Плосконис – член КПСС, был арестован за написание жалоб в советские инстанции. Освобожден также Валентин Засимов {см. 1981, 17-17}, хотя возможно, что это произошло гораздо раньше.

Досрочно освобожден также баптист Вениамин Маркевич {суд, см. 1983, 9-3}, однако, неясно, произошло ли это в том же порядке, что и освобождение остальных политзаключенных. Он был осужден по ст.142 и 227 УК РСФСР, а эту категорию политзаключенных еще не начинали освобождать.

***

5 февраля 1987 был освобожден Витаутас Скуодис [см. 1987, 3-1], которого после отказа написать просьбу о помиловании отправили в ссылку.

По дороге он был снят с этапа в Челябинске и помещен в тюрьму, где пробыл две недели. Он написал заявление в своей собственной редакции и был освобожден. По освобождении он явился в консульство США в Москве, чтобы получить свой американский паспорт (В.Скуодис родился в США).

18 февраля 1987 был освобожден из лагеря Владимир Альбрехт {см. 1985, 20-1}: он отбывал свой срок по обвинению в “хулиганстве”. Незадолго до освобождения В.Альбрехт направил в “Литературную газету” письмо о поддержке происходящих в Советском Союзе преобразований.

Большую огласку получили дела Анатолия Корягина и Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-1], освобождение которых откладывалось, т.к. они отказывались писать какие бы то ни было заявления вообще.

А.Корягину впервые предложили написать заявление о помиловании 17 января 1987, но он категорически отказался не только что-либо писать, но даже обсуждать эту тему. Тогда его перевели в в Харьковскую тюрьму, а через два дня – в Киевский СИЗО КГБ. А.Корягин заявил, что содержание его на тюремном режиме незаконно, и угрожал объявить голодовку. 13 февраля 1987 ПВС СССР издал Указ об освобождении А.Корягина. 18 февраля 1987 он был освобожден в Киеве и на следующий день приехал в Харьков. Сын А.Корягина Иван до сих пор находится в заключении. Разговоры о возможности его освобождения [см. 1987, 3-1] прекратились. И.Корягину осталось отбыть еще 16 мес. лагерей.

Тем же Указом ПВС СССР, что и А.Корягин, был освобожден и Александр Огородников {см. 1986, 15-4}. Он также не писал заявления о помиловании. А.Огородников был освобожден и 14 февраля 1987 и вместе со встретившей его сестрой приехал в Москву.

17 февраля 1987 ПВС СССР издал наконец (после того, как ряд сообщений об этом оказались ложными) Указ об освобождении Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-3]. 21 февраля 1987 он был освобожден из Чистопольской тюрьмы – по-видимому, последний из находившихся там политзаключенных. Его встречали в Чистополе жена и сын. 23 февраля 1987 он прибыл в Москву, где друзья устроили ему на вокзале торжественную встречу.

***

Стали известны обстоятельства освобождения Евгения Анцупова [1987, 3-1].

Он был освобожден 6 февраля 1987 определением нарсуда Ленинского р-на г.Перми по состоянию здоровья (инфаркт миокарда). 8 февраля 1987 его в тяжелом состоянии доставили домой в Харьков. Е.Анцупов отказался получать советский паспорт, требуя возвращения ему изъятых при аресте рукописей и немедленного выезда из СССР. 24 февраля 1987 он получил разрешение на выезд вместе с семьей.

***

Виктор Некипелов и Глеб Якунин написали, наконец, заявления в такой редакции, какую они сочли для себя приемлемой (Г.Якунин – 5 февраля 1987), и вскоре ожидается их освобождение. Ожидается освобождение также Василия Федоренко, Гани Назарова и Рахима Халикова [1987, 3-5].

Подали заявления с просьбой об освобождении Марк Непомнящий и Яков Левин. 20 февраля 1987 С.Зивс, член “Совета антисионистского комитета”, заявил, что М.Непомнящий освобожден, но это заявление пока не подтверждено. С.Зивс сказал также, что заявления “с просьбой о помиловании” подали Леонид Вольвовский, Алексей Магарик и Юлиан Эдельштейн {1987, 5/6-1}. Этому утверждению С.Зивса также нет независимых подтверждений. Л.Вольвовскому сообщили, что его дело пересматривается.

20 февраля 1987 член ЦК КПСС В.Загладин сделал Вилли Брандту сообщение, которое западная пресса восприняла как сообщение об освобождении Низаметдина Ахметова. На самом деле В.Загладин сказал, что Н.Ахметов “освобожден из заключения” и проходит “лечение в больнице”. Это верно: заключенные СПБ формально считаются “освобожденными от уголовной ответственности”.

Сообщения об освобождении Галины Барац-Кохан и Валентины Голиковой [1987, 3-1] оказались ошибочными. Обе они находятся в настоящее время в тюрьме в Ростове-на-Дону. Видимо, с ними ведутся переговоры.

***

Стало известно, что в СИЗО КГБ “Лефортово” в Москве находится также Валентин Новосельцев. Здесь находился также Владимир Русак, но он отказался написать требуемое заявление и был отправлен обратно в лагерь.

В Ленинградском СИЗО КГБ находится Борис Митяшин. Он также отказывается писать заявление. Недавно ему было предоставлено свидание с другом, бывшим политзаключенным Арсением Рогинским.

В Тбилиси, в СИЗО КГБ, кроме названных ранее [1987, 3-1] находятся также Гурам Гогоберидзе и Вахтанг Забирадзе (это имя ранее известно не было).

В Харьковской тюрьме сейчас находится из политзаключенных только Генрих Алтунян, также отказывающийся писать заявление. Г.Алтунян угрожает начать голодовку, протестуя против незаконного содержания в тюрьме.

Сергей Ходорович находится по-прежнему в лагере в Норильске, сообщение о его переводе в “Лефортово” [1987, 3-1] было ошибочным.

Леонид Лубман, находившийся в лагерной больнице, возвращен в лагерь.

Находящиеся в ссылке Татьяна Великанова, Зоя Крахмальникова и Феликс Светов отказываются писать просьбы о помиловании и не освобождены.

***

Число освобожденных к настоящему времени политзаключенных все еще далеко не достигает объявленной цифры в 140 человек. Поименно известно об освобождении примерно 60 человек, по имеющимся в Москве сведениям – 97 чел.

Освобожденные москвичи получают постоянную прописку, освобожденные ленинградцы – временную, сроком на 1 год.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)…

Преследование Христианского семинара (1979, 6-8)

N 6– 31 марта 1979

10 февраля 1979 в квартиру по ул. Мясковского (Москва), где происходило очередное собрание Христианского Семинара по проблемам религиозного Возрождения (таково точное название семинара Огородникова [см. 1978, 3-3 ; 1979, 1-2, 1979, 2-9, 1979, 4-14]), ворвалась группа сотрудников милиции: два милиционера в форме, лейт. Алферов из уголовного розыска в штатском и другие лица, назвавшиеся дружинниками (без повязок).

Без ордера и составления протокола был произведен обыск, включая обыск личных вещей собравшихся. Изъяты 6 экз. журнала Семинара “Община”, книги Н.Бердяева, С.Булгакова, Е.Трубецкого, Евангелия, Библии и “Богословские Труды” (Изд.Московской Патриархии). У присутствовавшей на собрании Т.Н.Щитковой (см. 1978, 3-5) стали выламывать руки, стараясь отнять блокнот с записями. Тогда Щиткова, вырвав руку, нанесла пощечину схватившему ее человеку. Дружинники сфотографировали собравшихся.

Участников Семинара отвезли в 60 о/м г.Москвы, где продержали до 12 час. ночи, оскорбляя и издеваясь над ними. Начальник отделения кап.Старосветов заявил, что Т.Н.Щитковой придется отвечать за нанесенную ею пощечину. Это может означать уголовное преследование по статьям УК РСФСР 191-193.

Об Александре Огородникове (1979, 2-9)

N 2 – 30 января 1979

После суда А.Огородников [1979, 1-2] был перевезен из г.Конаково в г.Калинин. Его везли без теплой одежды, в результате чего он простудился (температура 38). По дороге его избили резиновой дубинкой, а в Калинине больного поместили в карцер.

А.Огородников – больной человек. В 1964 у него была удалена селезенка, но суд даже не приобщил к делу справки от гематолога.

***

Стали известны некоторые детали дела.

Огородников работал на своем участке, выращивал на продажу овощи и яблоки. После милицейского предупреждения он 12 ноября договорился о работе сторожем на одной из фабрик. Предельный срок, поставленный ему милицией, истекал 22 ноября и Огородников заблаговременно выехал из дому для оформления документов. Однако 20 ноября 1978 его задержали в поезде. Его 3 дня продержали в милиции без предъявления обвинения, лишив его тем самым возможности оформлять документы на работу. Когда же истек установленный для трудоустройства срок, его арестовали уже формально. Ордер на арест датирован 23 ноября 1978.

Во время дознания по делу следователь Соловьев бил Огородникова, и последний требовал замены следователя. В знак протеста против ареста, методов дознания и невозможности исполнения религиозных обрядов А.Огородников голодал 15 суток.

Суд над Огородниковым (1979, 1-2)

N 1 – 15 января 1979

10 января 1979 А.Огородников был приговорен в г.Конаково к 1 году лагерей общего режима за “тунеядство”.

В начале судебного заседания Огородников заявил отвод суду и назвал происходящее в зале фарсом. В зал были допущены лишь ближайшие родственники подсудимого.