Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

«N 3 – 15 февраля 1987»

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

== abridged English translation ==

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Читать далее

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Дело Татьяны Осиповой (1980, 23/24-8)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

Продолжаются интенсивные допросы по делу Татьяны Осиповой.

10 октября 1980 и 16 ноября была вызвана на допрос к следователю Л.Коробейникову Е.Сиротенко, но она отказалась отвечать. В начале ноября следователь Филатов допрашивал в Коломне брата Осиповой Александра и ее бывших сотрудников. Следователь Кепель в ноябре вызывал Л.Богораз, 12 ноября – Б.Альтшулера, но тот отказался от дачи показаний. 10 ноября следователь А.Губинский вызвал на допрос О.Курганскую, а 11 ноября – А.Романову. 10 ноября Филатов допросил И.Курганского (Чердынцева).

6 ноября Л.Коробейников, а 19 ноября В.Колчин допрашивали И.Бурмистровича. 12 ноября Чечёткин допросил М.Подъяпольскую-Петренко, а Филатов – А.Подъяпольскую. Л.Коробейников вызвал на допрос М.Новикова и Ю.Гастева (25 ноября). В г.Юрьев-Польский А.Губинский пытался допросить О.Зайцеву и Ю.Фефёлова, но Зайцева отвечать отказалась, а Фефёлов не впустил в квартиру следователя. 25-26 ноября в Нахабино Московской обл. Самойлов допрашивал тетку Осиповой. На 2- ноября был вызван на допрос Ю.Гольфанд, но он не явился. 2 декабря был допрошен В.Пронин, 11 декабря – И.Ковалев (следователь – майор Самойлов).

Окончание следствия намечалось на середину декабря. Адвокат В.Швейский дал предварительное согласие на защиту Т.Осиповой.

Дело Татьяны Осиповой (1980, 22-4)

N 22 – 30 ноября 1980

По делу Татьяны Осиповой идут интенсивные допросы.

14 августа 1980 следователь п/п Б.Чечеткин вызвал на допрос Ф.Ф.Кизилова, тот отказался отвечать на вопросы. Ф.Серебров, вызванный на 4 ноября Чечеткиным, также отказался от ответов. В тот же день майор Губинский вызвал И.Ковалева, но и он отказался отвечать. Майор Губинский на тот же день вызвал на допрос Н.Меймана и С.Калистратову, но они не явились (Н.Мейман был болен, С.Калистратова написала письменное заявление об отказе от дачи показаний).

Кап. Л.Коробейников вызвал на тот же день Г.Владимова [см. 1980, 21-10]. 5 ноября допросили Т.Трусову и И.Бурмистровича. 12 ноября кап.Коробейников допросил В.Кувакина. Допрашивали также Б.Чернобыльского и И.Чердынцевы. Ю.Гримм, находящийся в заключении, отказался отвечать на вопросы. В Ленинграде майор Губинский допросил Н.Лесниченко. Было допрошено также много случайных знакомых Т.Осиповой.

Т.Осипову в Лефортовской тюрьме осматривал специалист и пришел к выводу, что она нуждается в неотложном лечении (речь идет о возможности иметь в будущем детей).

Дело Татьяны Осиповой (1980, 13/14-5)

NN 13/14 – 31 июля 1980

Дело Т.Осиповой [1980, 10-2] ведет следственная бригада КГБ при СМ СССР (так наз. “центр”). Начальник бригады полк.Чечеткин. В составе бригады также п/п Сучков и следователь Скалов. Допросы по делу Т.Осиповой немногочисленны. Допрашивают сотрудников по работе, родственников. Перед выездом из СССР был допрошен член Московской Хельсинкской группы Ю.Ярым-Агаев.

Судя по ходу допросов, Т.Осиповой инкриминируется авторство ряда документов Московской Хельсинкской группы (не менее 26), черновик совместного с А.Подрабинеком обращения к Конгрессу США относительно соглашения ОСВ-2, очерки “Опричнина”, написанные совместно с В.Некипеловым. Ей вменяется также в вину распространение “Технологии власти” А.Авторханова и документов НТС. Допросы касются также причастности Т.Осиповой и деятельности Фонда помощи политзаключенным (при аресте у нее было изъято большое количество продуктов и вещей, которые, как утверждается, были предназначены для посылок политзаключенным и их семъям).