Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

«N 3 – 15 февраля 1987»

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

== abridged English translation ==

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Читать далее

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Дело Татьяны Осиповой (1980, 23/24-8)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

Продолжаются интенсивные допросы по делу Татьяны Осиповой.

10 октября 1980 и 16 ноября была вызвана на допрос к следователю Л.Коробейникову Е.Сиротенко, но она отказалась отвечать. В начале ноября следователь Филатов допрашивал в Коломне брата Осиповой Александра и ее бывших сотрудников. Следователь Кепель в ноябре вызывал Л.Богораз, 12 ноября – Б.Альтшулера, но тот отказался от дачи показаний. 10 ноября следователь А.Губинский вызвал на допрос О.Курганскую, а 11 ноября – А.Романову. 10 ноября Филатов допросил И.Курганского (Чердынцева).

6 ноября Л.Коробейников, а 19 ноября В.Колчин допрашивали И.Бурмистровича. 12 ноября Чечёткин допросил М.Подъяпольскую-Петренко, а Филатов – А.Подъяпольскую. Л.Коробейников вызвал на допрос М.Новикова и Ю.Гастева (25 ноября). В г.Юрьев-Польский А.Губинский пытался допросить О.Зайцеву и Ю.Фефёлова, но Зайцева отвечать отказалась, а Фефёлов не впустил в квартиру следователя. 25-26 ноября в Нахабино Московской обл. Самойлов допрашивал тетку Осиповой. На 2- ноября был вызван на допрос Ю.Гольфанд, но он не явился. 2 декабря был допрошен В.Пронин, 11 декабря – И.Ковалев (следователь – майор Самойлов).

Окончание следствия намечалось на середину декабря. Адвокат В.Швейский дал предварительное согласие на защиту Т.Осиповой.

Дело Татьяны Осиповой (1980, 22-4)

N 22 – 30 ноября 1980

По делу Татьяны Осиповой идут интенсивные допросы.

14 августа 1980 следователь п/п Б.Чечеткин вызвал на допрос Ф.Ф.Кизилова, тот отказался отвечать на вопросы. Ф.Серебров, вызванный на 4 ноября Чечеткиным, также отказался от ответов. В тот же день майор Губинский вызвал И.Ковалева, но и он отказался отвечать. Майор Губинский на тот же день вызвал на допрос Н.Меймана и С.Калистратову, но они не явились (Н.Мейман был болен, С.Калистратова написала письменное заявление об отказе от дачи показаний).

Кап. Л.Коробейников вызвал на тот же день Г.Владимова [см. 1980, 21-10]. 5 ноября допросили Т.Трусову и И.Бурмистровича. 12 ноября кап.Коробейников допросил В.Кувакина. Допрашивали также Б.Чернобыльского и И.Чердынцевы. Ю.Гримм, находящийся в заключении, отказался отвечать на вопросы. В Ленинграде майор Губинский допросил Н.Лесниченко. Было допрошено также много случайных знакомых Т.Осиповой.

Т.Осипову в Лефортовской тюрьме осматривал специалист и пришел к выводу, что она нуждается в неотложном лечении (речь идет о возможности иметь в будущем детей).

Дело Татьяны Осиповой (1980, 13/14-5)

NN 13/14 – 31 июля 1980

Дело Т.Осиповой [1980, 10-2] ведет следственная бригада КГБ при СМ СССР (так наз. “центр”). Начальник бригады полк.Чечеткин. В составе бригады также п/п Сучков и следователь Скалов. Допросы по делу Т.Осиповой немногочисленны. Допрашивают сотрудников по работе, родственников. Перед выездом из СССР был допрошен член Московской Хельсинкской группы Ю.Ярым-Агаев.

Судя по ходу допросов, Т.Осиповой инкриминируется авторство ряда документов Московской Хельсинкской группы (не менее 26), черновик совместного с А.Подрабинеком обращения к Конгрессу США относительно соглашения ОСВ-2, очерки “Опричнина”, написанные совместно с В.Некипеловым. Ей вменяется также в вину распространение “Технологии власти” А.Авторханова и документов НТС. Допросы касются также причастности Т.Осиповой и деятельности Фонда помощи политзаключенным (при аресте у нее было изъято большое количество продуктов и вещей, которые, как утверждается, были предназначены для посылок политзаключенным и их семъям).

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.

Демонстрации 10 декабря (1979, 23-4)

N 23 – 15 декабря 1979

10 декабря 1979 КГБ и милиция практически предотвратили проведение традиционной демонстрации правозащитников на Пушкинской площади в Москве.

Демонстрация была намечена на 19 час. Помех передвижению по площади не было до 18 час.40 мин., когда площадь и прилегающие тротуары стали обносить металлическим барьером, оттесняя находящихся на площади от памятника поэту. Все фонари были погашены. Милиция и дружинники говорили, что будут проводится ремонтные и даже взрывные работы.

Время от времени из толпы, оттесненной за барьер, выхватывали отдельных лиц и увозили в милицейских машинах. В 108 о/м находилось 17 задержанный, а всего задержано около 30. В числе задержанных на площади: Глеб Павловский, Сейтхан Сорокина, Сергей Ходорович, Ольга Матусевич, Сергей Некипелов.

Александр Лавута остановили на улице по пути на площадь, посадили в машину и медленно, молча, провезли по городу, остановив машину трижды: у ворот большого завода, у ворот Лефортовской тюрьмы и у дверей ОВИРа. Татьяну Осипову, Ивана Ковалева, Евгения Николаева остановили при выходе из дому, Вячеславу Бахмину не позволили из дому выйти. На работе были задержаны Леонард Терновский, Георгий Шепелев, Дмитрий Леонтьев. Всеволода Кувакина, Петра Егидеса, Владимира Гершуни, Юрия Гримма вызвали к 17 час. на допросы по делу “Поисков” в разные отдаленные районные прокуратуры, отпустив только в 20 час.

***

В Ленинграде на Невском проспекте у Казанского собора собралось около 50 чел. Демонстрация длилась не более минуты и была разогнана слезоточивым газом. Двое демонстрантов были задержаны.