Положение А.Подрабинека (1980, 4-5)

N 4 – 28 февраля 1980

15 февраля 1980 в Усть-Нере у ссыльного А.Подрабинека был проведен второй за последнее время обыск [1980, 3-16].

Сам А.Подрабинек находился в больнице (у него желтуха), дома была его жена А.Хромова с грудным ребенком. Обыск проводился с нарушением всех процессуальных норм и был очень тщательным: разломали печь, разобрали пианино. Вел обыск прокурор Усть-Неры Поздняков. Изъяты “Карательная медицина” самого А.Подрабинека, сборник Бюллетеней Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях (издательство “Посев”), письма, личный дневник А.Хромовой. Копия протокола оставлена не была.

По заявлению прокурора Позднякова этот обыск был проведен по делу В.Бахмина, а предыдущий, 29 января 1980, по делу Т.Великановой. Во время обыска 29 января зам. прокурора Демин заявил, что он будет ходатайствовать о возбуждении в отношении А.Подрабинека уголовного дела по ст.190-1 УК РСФСР.

Тем временем, пока А.Побрабинек лежал в больнице, его уволили с работы. Он работал на месте женщины, ушедшей в декретный отпуск (жены зам.прокурора района). Она вернулась на работу, проработала 3 дня и вновь ушла в отпуск по уходу за ребенком. Тем не менее, в течение этих трех дней А.Подрабинек был уволен.

Арест В. Бахмина (1980, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1980

12 февраля 1980 в Москве был арестован инженер-программист Вячеслав Иванович Бахмин (р. 1947), член рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Арест был произведен на квартире Ирины Гривниной [1980, 1-9]. К ней явился милиционер Новиков и сотрудник угрозыска Тарасов из 58 о/м г. Москвы. Они заявили, что к ней на квартиру проник неизвестный человек, повидимому, вор. Увидев Бахмина, они увели его с собою в 3 о/м – обычный промежуточный этап перед отправкой в Бутырскую тюрьму. Никаких документов при этом предъявлено не было. Позднее жене Бахмина Татьяне Хромовой в Мосгорпрокуратуре сказали, что ее муж арестован.

В день ареста на квартире Бахмина (107497, Москва, ул. Байкальская, 46, корп.2, кв. 52) был произведен обыск. Дома была только жена Бахмина с малолетним сыном. Обыск производил следователь Мосгорпрокуратуры Георгий Владимирович Понаморев (он ведет дело Бахмина). Изъято 4 Бюллетеня Рабочей Комиссии, сборники “В защиту экономических свобод”, бланки Рабочей Комиссии, литература по психиатрии. Обыск проводился по делу N 49603/0580. Предполагают,что это дело Рабочей Комиссии (или ее Бюллетеня).

В тот же день по выходе из дома на работу был схвачен другой член Комиссии Феликс Серебров. Его обвинили в сопротивлении милиции и тут же осудили на 15 сут. Сначала его держали в 80 о/м, а затем перевели в спецприемник “Березки” под Москвой. Тем временем в его квартире (119361,Москва, ул. Озерная,27,кв. 109) был проведен обыск по тому же делу, что и у Бахмина. Обыск был очень тщательным. Жену Сереброва Веру Павловну и ее 80-летнюю мать подвергли личному обыску. Изъяли , однако, только литературу советских изданий (по психиатрии и др.), фотографии, личные письма – всего 52 наименования.

Обыску по делу N 49603/0580 подверглась и квартира третьего члена Рабочей Комиссии Леонарда Терновского (113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431) Обыск проводили 5 чел. во главе со следователем Сазоновым. Дома были сначала только жена Людмила и 19-летняя дочь Ольга, затем жене разрешили вызвать мужа с работы. Изъяты 4 номера Бюллетеня Рабочей Комиссии, Бюллетень Комитета в защиту Великановой, ряд открытых писем,стихи Ф. СеребровА, фотографии, личные письма.

Четвертый обыск в тот же день был проведен у члена Инициативной группы по защите прав человека Александра Лавута (Москва, 2-й Троицкий пер., 6, кв. 16) – по тому же делу, что и предыдущие. Обыск проводился в отсутствии Лавута. Изъято несколько выпусков Хроники текущих событий, 5 сборников документов Хельсинкской группы, самиздатская книга В. Мейланова (критический разбор советской прессы), письма, записные книжки, фотоаппарат, бумага. Изымали целыми папками, подробно не описывая. Обыск проводил следователь С.Р. Андреев.

Положение Лавута в последнее время угрожающее. В течении 2 мес. за ним идет открытая слежка. 31 января 1980 у него отключили телефон. 6 февраля 1980 его жену Серафиму Мостинскую вызвали в отдел кадров. Два сотрудника КГБ беседовали с ней, требуя повлиять на мужа, чтобы он прекратил “антисоветскую деятельность”.

Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

Задержание Александра Волошановича (1979, 18/19-13)

NN 18/19 – 15 октября 1979

4 октября 1979 у железнодорожного вокзала в г.Горьком задержан консультант Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях врач-психиатр Александр Волошанович.

А.Волошанович ездил в г.Горький для проведения обследования нескольких лиц, которым угрожают психиатрические репрессии, Вместе с А.Волошановичем был задержан его знакомый горьковчанин Марк Ковнер.

Задержанием руководил ст. лейтенант милиции Солин. Обоих задержанных обвинили в валютных операциях и обыскали. У А.Волошановича изъяли 4 книги, в том числе три на английском языке (из них две по психиатрии и книга Х.Смита “Русские”), а также 13 листов записей проведенных Волошановичем обследований. Протокол обыска Волошановичу дан не был.