Суд над Феликсом Серебровым (1981, 13/14-2)

NN 13/14 – 31 июля 1981

20-21 июля 1981 выездная сессия Мосгорсудав помещении райнарсуда Бабушкинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Ф.Сереброва [1981, 1-7] по ст.70 УК РСФСР. Из близких подсудимого в зал суда были допущены лишь его жена Вера и ее дочь. Председательствовал судья Владимир Богданов, обвинение поддерживал зам. прокурора г.Москвы Александр Головин. От назначенного судом адвоката Гедды Леви Ф.Серебров сразу же отказался.

В обвинительном заключении Ф.Сереброву ставилось в вину изготовление, подписание и распространение письма “Слово островитянина архипелага ГУЛаг” (1978), статьи “Факультет демократии” (1979, совместно с В.Никепеловым), “Воззвания к людям, живущим на Земле” (1980), заявление по поводу проведенного у него обыска 10 апреля 1980, заявлений в защиту Л.Терновского и Г.Якунина, открытого письма “Вместо автобиографии”, опубликованного после его ареста, коллективных писем в защиту А.Лавута, Т.Великановой и Т.Осиповой, двух обращений к Мадридскому совещанию (документы Московской Хельсинкской группы NN138 и 146), участие в составление и распространении «Информационных бюллетеней» Рабочей комиссии по расследованию и использованию психиатрии в политических целях NN12-22.

После оглашения обвинительного заключения было зачитано заявление Ф.Сереброва от 5 апреля 1981 (во время следствия). Смысл его состоял в том, что он, Серебров, “будучи враждебно настроен к советской власти, занимался изготовлением и распространением документов и материалов, которые использовались западными средствами массовой информации, что наносило ущерб международному престижу СССР”. На вопрос, признает ли он себя виновным, Ф.Серебров ответил, что признает авторство всех инкриминируемых ему документов, однако отрицает наличие умысла на подрыв советского общественного и государственного строя. Ф.Серебров показал, что он выступал перед западными корреспондентами на пресс-конференциях “на разных частных квартирах”. В ответ на попытки суда конкретизировать его показания Ф.Серебров назвал лишь фамилию Ю.Ярым-Агаева, ныне эмигрировавшего в США.

Стало известно, что до написания оглашенного в суде заявления Ф.Серебров отказывался от дачи показаний, однако в апреля 1981 поведение его изменилось. В сообщении ТАСС от 20 июля 1981 упомянутое заявление Ф.Сереброва цитировалось так: ”Я осуждаю свою подрывную деятельность, направленную против советской власти. Я раскаиваюсь в том, что систематически проводил антисоветскую агитацию и пропаганду, распространял документы, содержащие клеветнические измышления порочащие советский государственный и общественный строй”. ТАСС утверждало также, что Ф.Серебров полностью признал себя виновным. На самом деле Ф.Серебров в этот день такого заявления не делал и виновным себя полностью не признал. Однако, можно полагать, что это сообщение ТАСС соответствует смыслу второго заявления Ф.Сереброва, сделанного им также во время следствия и датированного 19 мая 1981. Позицию, выраженную в этом заявлении, Ф.Серебров занял на второй день процесса, хотя само оно на суде не оглашалось. Стало известно также, что через два дня после написания этого второго заявления, 21 мая 1981, обвинение Ф.Сереброву было переквалифицировано со ст.190-1 УК РСФСР на ст.70.

В качестве свидетеля был допрошен В.Кувакин, показания которого свелись к подтверждению знакомства с Ф.Серебровым и факта изъятия у него, Кувакина, на обыске Информационных бюллетеней Рабочей комиссии. Остальные 6 свидетелей – врачи различных ПБ – говорили о хороших условиях, в которых содержатся больные, и о том, что содержащиеся в ПБ люди действительно больны. Были допрошены врач Московской центральной ОПБ Е.И.Соколова, зав. 9 отделением Ленинградской ПБ N5 Велиозерова, нач. отделения Смоленской СПБ Я.М.Детловицкий, врач из Казанской СПБ А.А.Муравьев, врач Московского ПНД N18 Cоломатина. В показаниях врачей упоминались больные В.Зайцев, И.Грицков, Н.Баранов, З.Красивский. Никто из врачей, кроме Ю.Дыки, по их словам, не получал писем от Рабочей комиссии. Ю.Дыка, получив такое письмо, “отослал его соответствующим органам”.

21 июля, на стадии исследования документов, Ф.Серебров признал себя виновным в изготовлении и распространении клеветнических документов, однако попрежнему настаивал на том, что он не имел умысла подорвать советский строй и не распространял заведомо ложных измышлений. Он сказал, что во время следствия убедился, что в Информационных бюллетенях Рабочей комиссии много ошибок, но настаивал, что эти ошибки не имели преднамеренного характера. Ф.Серебров назвал также фамилии ряда корреспондентов, которым он передавал свои материалы: Дж.Крымски (США), Майер (Швейцария), Н.Милетич (Франция ) и др. Ф.Серебров выразил раскаяние и заявил, что впредь заниматься антисоветской деятельностью не намерен. От последнего слова Серебров отказался.

Прокурор попросил для Сереброва 4 г. лагерей и 5 л. ссылки, т.к. суд должен выполнять не только карающую но и воспитывающие функции. Суд удовлетворил просьбу прокурора. Ф.Серебров будет обжаловать приговор.

Арест Феликса Сереброва (1981, 1-7)

N 1 – 15 января 1981

9 января 1980 в Москве был арестован член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях и член Московской Хельсинкской группы Феликс Аркадьевич Серебров.

Перед арестом у него был произведен обыск по делу А.Гривниной, Его проводили 7 чел., в том числе следователи по делу И.Гривниной Попов и Копаев. Ф.Серебров содержится в Лефортовской тюрьме КГБ. Повидимому, ему предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Такое же обвинение, надо полагать, предъявлено сейчас и И.Гривниной.

Ф.Серебров (р.1930) – рабочий, находился уже в заключении в 1947-1954 (хищение 1 кг. соли с проходящего товарного поезда) и в 1957-1958 (превышение пределов необходимой обороны). В 1977-1978 отбывал 1 г. лагерей по фальсифицированному обвинению в подделке записи в трудовой книжке. Жена его Вера Павловна живет по адресу: 119361, Москва, ул.Озерная, 27, кв.109, тел.434 94 16.

Арест Леонарда Терновского (1980, 7-3)

N 7 – 15 апреля 1980

10 апреля 1980 в Москве арестован член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях врач Леонард Терновский.

Он был арестован у себя на работе (Терновский работал рентгенологом в клинике 1-го Московского мединститута). Обыск у Терновского проводился в его отсутствие (дома была лишь теща). Протокол обыска принесли только на следующий день, в нем не была указана ни фамилия следователя, руководившего обыском, ни номер дела, по которому он проводился (сейчас известно, что это дело N 4609/14-80 по ст.190-1 УК РСФСР). При обыске изъята фотография Александра Подрабинека с семьей, фотография деда Терновского, Информационные бюллетени Рабочей комиссии, книга В.Буковского и др. Сейчас Л.Терновский находится в Бутырской тюрьме.

Жена Л.Терновского Людмила Николаевна и их дочь Ольга (р. 1962) живут по адресу: 113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431.

Незадолго до своего ареста Л.Терновский вступил в Московскую Хельсинкскую группу. Вместе с ним в Группу вступил также Феликс Серебров.

***

В тот же день прошли обыски по тому же делу N 4609/14-80 у двух других членов Рабочей комиссии Феликса Сереброва и Ирины Гривниной (И.Гривнина вступила в группу за несколько дней до этого).

У Ирины Гривниной изъяты Информационные бюллетени Рабочей комиссии, фотографии и др. После обыска ее увезли на допрос. Все вопросы касались В.Бахмина. На шестом вопросе И.Гривнина отказалась далее отвечать, поставив условием продолжения допроса возврат всего изъятого при обыске.

У Ф.Сереброва обыск вел следователь Крылов. В протоколе обыска – 88 наименований, в том числе 21 экз. Информационных бюллетеней Рабочей комиссии, копии писем жены Сереброва мужу в лагерь, две сберегательных книжки: самого Сереброва и матери его жены. Был проведен также личный обыск Сереброва. Ф.Сереброву вручили повестку на допрос, но он отказался явиться.

По этому же делу в тот же день прошел обыск у супругов Т.Осиповой и И.Ковалева (оба – члены Московской Хельсинкской группы). Обыск вели следователь Пономарев (ведущий также дело В.Бахмина) и следователь Захаров. Изъяты материалы об аресте В.Бахмина, списки лиц, подписавших протест против этого ареста, фотографии, документы Хельсинкских групп, Информационные бюллетени Рабочей комиссии, последний номер журнала “Поиски”, заявления в официальные органы.

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.

Арест В. Бахмина (1980, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1980

12 февраля 1980 в Москве был арестован инженер-программист Вячеслав Иванович Бахмин (р. 1947), член рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Арест был произведен на квартире Ирины Гривниной [1980, 1-9]. К ней явился милиционер Новиков и сотрудник угрозыска Тарасов из 58 о/м г. Москвы. Они заявили, что к ней на квартиру проник неизвестный человек, повидимому, вор. Увидев Бахмина, они увели его с собою в 3 о/м – обычный промежуточный этап перед отправкой в Бутырскую тюрьму. Никаких документов при этом предъявлено не было. Позднее жене Бахмина Татьяне Хромовой в Мосгорпрокуратуре сказали, что ее муж арестован.

В день ареста на квартире Бахмина (107497, Москва, ул. Байкальская, 46, корп.2, кв. 52) был произведен обыск. Дома была только жена Бахмина с малолетним сыном. Обыск производил следователь Мосгорпрокуратуры Георгий Владимирович Понаморев (он ведет дело Бахмина). Изъято 4 Бюллетеня Рабочей Комиссии, сборники “В защиту экономических свобод”, бланки Рабочей Комиссии, литература по психиатрии. Обыск проводился по делу N 49603/0580. Предполагают,что это дело Рабочей Комиссии (или ее Бюллетеня).

В тот же день по выходе из дома на работу был схвачен другой член Комиссии Феликс Серебров. Его обвинили в сопротивлении милиции и тут же осудили на 15 сут. Сначала его держали в 80 о/м, а затем перевели в спецприемник “Березки” под Москвой. Тем временем в его квартире (119361,Москва, ул. Озерная,27,кв. 109) был проведен обыск по тому же делу, что и у Бахмина. Обыск был очень тщательным. Жену Сереброва Веру Павловну и ее 80-летнюю мать подвергли личному обыску. Изъяли , однако, только литературу советских изданий (по психиатрии и др.), фотографии, личные письма – всего 52 наименования.

Обыску по делу N 49603/0580 подверглась и квартира третьего члена Рабочей Комиссии Леонарда Терновского (113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431) Обыск проводили 5 чел. во главе со следователем Сазоновым. Дома были сначала только жена Людмила и 19-летняя дочь Ольга, затем жене разрешили вызвать мужа с работы. Изъяты 4 номера Бюллетеня Рабочей Комиссии, Бюллетень Комитета в защиту Великановой, ряд открытых писем,стихи Ф. СеребровА, фотографии, личные письма.

Четвертый обыск в тот же день был проведен у члена Инициативной группы по защите прав человека Александра Лавута (Москва, 2-й Троицкий пер., 6, кв. 16) – по тому же делу, что и предыдущие. Обыск проводился в отсутствии Лавута. Изъято несколько выпусков Хроники текущих событий, 5 сборников документов Хельсинкской группы, самиздатская книга В. Мейланова (критический разбор советской прессы), письма, записные книжки, фотоаппарат, бумага. Изымали целыми папками, подробно не описывая. Обыск проводил следователь С.Р. Андреев.

Положение Лавута в последнее время угрожающее. В течении 2 мес. за ним идет открытая слежка. 31 января 1980 у него отключили телефон. 6 февраля 1980 его жену Серафиму Мостинскую вызвали в отдел кадров. Два сотрудника КГБ беседовали с ней, требуя повлиять на мужа, чтобы он прекратил “антисоветскую деятельность”.

30 сентября 1983 (N 18)

«Вести из СССР», 1983

События в Риге (18-1)

Суды в Эстонии (18-2)

Преследования баптистов (18-3)

Преследования пятидесятников (18-4), Вильнюс.

Дело Сергея Асанова (18-5), Фергана.

Положение “Группы доверия” (18-6) Москва.

Разные сообщения (18-7 — 18-42)

18-7.

В Новосибирске принудительно госпитализирован в городскую ПБ N4 инвалид войны Василий Кириллович Первушин 1983, 7-43). Незадолго до госпитализации В.Первушин подписал обращение с требованием улучшения положения инвалидов, а также обращение о сокращении расходов на вооружение и направление сэкономленных средств на нужды инвалидов. В.Первушина ранее уже несколько раз кратковременно помещали в ПБ за связь с Инициативной группой по защите инвалидов в СССР. Семья В.Первушина живет по адресу: 630006, Новосибирск, ул.Лазарева, 34а, кв.70, тел. 76 74 67.

18-8.

В 1981 в Тернопольской обл. УССР был арестован член Украинской Католической Церкви Василий Карчун. Он был помещен в СИЗО г.Чортков, где через 3 месяца умер.

18-9.

Александр Ворона 1983, 8-6) был признан невменяемым и находится в Днепропетровской СПБ.

18-10.

Кассационная жалоба Ионаса Садунаса 1983, 11-7) рассматривалась 8 июня 1983. Он был приговорен к 1,5 г. лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду. Сообщение об его аресте ошибочно.

18-11.

Председательствовал на суде над А.Шатравкой и В.Мищенко 1983, 10-2) судья Кондаков, обвинение поддерживала прокурор Чистова. По ст.196 УК РСФСР А.Шатравка был оправдан.

18-12.

Председательствовал на суде над Вячеславом Сысоевым 1983, 9-8) судья Брусевич, обвинение поддерживал прокурор Смирнов, защищала В.Сысоева адвокат Зиновьева.

18-13.

Эдита Абрутене обвинялась на суде во встречах с иностранными журналистами, в распространении “антисоветской литературы” и в соучастии в распространении листовок.

18-14.

Председательствовать в суде над Иосифом Бегуном во Владимирском облсуде будет Н.Н.Колосов. Дата суда еще неизвестна. И.Бегун заявил адвокату Л.Попову, что будет защищать себя сам и не признает себя виновным.

18-15.

В Москве у церковного писателя Вадима Шаврова (1982,13-15) был проведен обыск. Изъята религиозная литература и личная переписка.

18-16.

По непроверенным сведениям Михаилу Мейлаху 1983, 16-19), помимо ст.70 УК РСФСР, предъявлено также обвинение по ст.224 УК РСФСР (“хранение наркотиков”).

18-17.

В сентябре 1983 в Ленинграде был проведен обыск по неизвестному делу у Натальи Гессе.

18-18.

Дело Энна Тарто 1983, 17-1) имеет N223-81. Обыск, кроме указанных в 1983,17-1, был проведен также в доме матери Э.Тарто. Обыски проводил капитан КГБ Виктор Козлов. Э.Тарто предъявлено обвинение по ст.68 ч.2 УК ЭССР (аналог ст.70 УК РСФСР).

18-19.

В августе 1983 в ссылке в пос.Багдарин Бурятской АССР у Евгения Сверстюка был произведен обыск по неизвестному делу.

19-20.

В день ожидавшегося освобождения 12.3.1983 Ольгу Матусевич привезли в Одессу, где ей было предложено написать заявление о раскаянии и о “прекращении деятельности”. О.Матусевич отказалась это сделать и тогда ей было предъявлено новое обвинение 1983, 7-7).

18-21.

Согласно §31 “Правил внутреннего распорядка ИТУ” все поданные заключенным для отправки письма, в том числе конфискованные, должны засчитываться в лимит, предусмотренный Исправительно-трудовым кодексом.

18-22.

Состояние здоровья Анатолия Щаранского в Чистопольской тюрьме внушает опасения. Он до сих пор не оправился от последствий голодовки 1983, 3-21). Пока он еще получает усиленное питание (т. наз. “больничное”). Норма выработки для него (плетение нейлоновых мешков для картофеля) сокращена с 8 до 1 мешка в день.

18-23.

Начальником участка особого режима пермского политического лагеря ВС-389/36-1 является капитан Далматов.

18-24.

Политзаключенный Алексей Свиридович Степанюк не освободился из мордовского лагеря ЖХ-385/3-5, как это предполагалось. А.Степанюк (р. 1908) был арестован в 1957 за членство в ОУН-УПА и осужден на 25 лет лагерей. Его срок должен был закончиться в октябре 1982. Последние годы А.Степанюк был серьезно болен, частично парализован. 31 июня 1982, за 4 месяца до освобождения, А.Степанюк скончался от сердечного приступа.

18-25.

Здоровье Феликса Сереброва, находящегося в пермском лагере ВС-389/35 резко ухудшилось. Он почти ослеп. От него требуют написать заявление об отказе от дальнейшей “антисоветской” деятельности, угрожая, в противном случае, “навсегда оставить его в лагере”. Ф.Серебров отказывается написать такое заявление.

18-26.

Сообщаем адреса УИТУ УВД. УИТУ УВД Днепропетровского облисполкома: 320000, УССР, Днепропетровск, ул.Короленко, 4; УИТУ УВД Смоленского облисполкома: 214018, Смоленск, ул.Кирова, 43а.

18-27.

Сообщаем адреса информационных центров МВД. Информационный центр ГУВД Леноблисполкома: 191194, Ленинград, Литейный проспект, 4; информационный центр УВД СМ ТатАССР: 420000, г.Казань, ул.Дзержинского, 19.

18-28.

Вячеслав Бахмин в июле 1983 был помещен в ШИЗО за то, что “слишком рано явился на завтрак”. Затем он был лишен свидания. От него добиваются написания заявления об отказе от “антисоветской” деятельности, но он отказывается это сделать.

18-29.

Антон Авдеев (1982,18-9) был задержан финскими властями после перехода им советско-финской границы. Некоторое время он содержался в тюрьме г.Хельсинки, а затем он был выдан советским властям. Сообщение о нем, как об “убежденном русском националисте” 1983, 5-14), действительности не соответствует.

18-30.

Виктор Арцимович 1983, 7-18) находится на принудительном лечении в ПБ общего типа (видимо, в Томской обл.?) и был освобожден не позже августа 1983.

18-31.

Поступили неподтвержденные (и сомнительные) сообщения о существовании СПБ в Баку и Ростове-на-Дону. Нет никаких сведений о содержании там политзаключенных. Кроме СПБ существуют также СПК – “специальные психиатрические колонии”, куда направляют заключенных, заболевших психически во время отбывания наказания. Известно о существовании двух таких СПК: в городах Рыбинске и Костроме.

18-32.

Адрес КГБ ЛатвССР: Рига, ул.Ленина, 61. Адрес Рижского УКГБ: Рига, ул.Кирова, 45/47.

18-33.

Инне Стусовой 1983, 8-2), знакомой Татьяны Трусовой (жены политзаключенного В.Гринева), угрожают возбуждением дела по ст.190-1 УК РСФСР. Формально обвинение не предъявлено, но допросы относительно И.Стусовой ведутся очень интенсивно. Среди допрошенный: коллеги И.Стусовой по работе, ее друзья, отец. Допросы ведутся сначала в УКГБ по Москве и Московской обл., затем допрашиваемых везут в Мосгорпрокуратуру, где их допрашивают следователи Ю.Воробьев и Афанасьев. От свидетелей добиваются показаний, что И.Стусова распространяла антисоветскую литературу.

18-34.

Бывший политзаключенный Георгий Михайлов в Ленинграде получил второе “Предостережение” об уголовной ответственности (неясно, по ст.190-1 или по ст.70 УК РСФСР). В числе вменяемых ему в вину эпизодов: передача информации Валерию Репину и интервью радиостанции “Немецкая волна”. Г.Михайлов отрицал оба обвинения.

18-35.

Одесский отказник Яков Меш 1983, 15-29) был 5 сентября 1983 вызван в КГБ и в военкомат. Он отказался явиться по обоим вызовам. 6 сентября 1983 Я.Меш был принудительно доставлен в военкомат, где ему была вручена повестка на 24 сентября 1983 о призыве на учебные сборы. Я.Меш заявил, что он не уклоняется от сборов, но хочет гарантий, что это не приведет к дальнейшим отсрочкам его эмиграции по мотивам “секретности”. Я.Мешу было сказано, что в случае уклонения от сборов ему будет предъявлено обвинение по ст.192 УК УССР (аналог ст.198-1 УК РСФСР).

18-36.

В Литве продолжается давление на членов Католического комитета защиты прав верующих. 8 июня 1983 был вызван на допрос член Комитета свящ. Альгимантас Кейна. Его допрашивали о связях Комитета с литовскими священниками. А.Кейну принудили выйти из состава Комитета. 29 июня 1983 сотрудники КГБ пытались угрозой ареста заставить написать заявление о выходе из Комитета свящ. Леонаса Калинаускаса. 30 июня 1983 был допрошен член Комитета свящ. Казимерас-Миндаугас Жилис, которого тоже пытались заставить написать такое заявление. К.-М.Жилис согласился его написать, но при условии, что ему после этого будет разрешено работать на Украине или в Молдавии.

18-37.

14 сентября 1983 в 14 час. после смены караула у мавзолея В.Ленина на Красной площади в Москве три женщины – этнические немки провели демонстрацию, развернув плакаты с требованием репатриации в ФРГ. В демонстрации приняли участие Эмилия Шмик (р. 1951), ее мать Гейльброн (р. 1920) и Геркенредер (р. 1931). Все трое – из г.Камышин Волгоградской обл. В семье Э.Шмик репатриации в ФРГ добиваются 5 человек. Все три женщины были почти сразу задержаны милицией и отвезены в неизвестном направлении.

18-38.

20 сентября 1983 в Ленинграде был задержан англичанин Ги Робертс (р. 1963), член молодежной консервативной организации Anglo-Russian Campaign. Он прибыл в СССР по туристскому маршруту, имея при себе 900 листовок ( их содержание неизвестно). 20 сентября 1983 в 14 час. 45 мин. он начал раздавать их на одной из площадей Ленинграда, но уже через 20 мин. был задержан. После 3-часового допроса его выслали в Хельсинки. Anglo-Russian Campaign уже проводила раздачу листовок в Москве.

18-39.

Кампания оскорбительных писем, направляемых А.Сахарову 1983, 17-35), продолжается. Их количество достигло 2300. Его осыпают оскорблениями на улице. Когда Е.Боннэр едет поездом в Москву, соседи по купе демонстративно отказываются сидеть вместе с ней.

18-40.

3 июня 1983 в автомобильной катастрофе при невыясненных обстоятельствах погибла участница феминистского движения поэтесса Кари Унксова. К.Унксова и ее семья уже получили разрешение на эмиграцию из СССР. После гибели К.Унксовой ее мужа и их дочерей выселили из их ленинградской квартиры и одновременно аннулировали выданные им выездные визы. Муж К.Унксовой уволен с работы.

18-41.

По неподтвержденным сведениям ленинградский отказник инженер Марк Клейман (р. 1952) в сентябре 1983 намеревался начать голодовку протеста против отказа в разрешении на выезд в Израиль. М.Клейман и его жена Марина отказались от советского гражданства.

18-42.

После N35 “Бюллетеня СМОТ” перестали нумероваться и обозначаются лишь временем их выпуска. Вышли выпуски “Бюллетеня” за март-апрель, май и июнь 1983. В майском, 1983, номере “Бюллетеня СМОТ” опубликовано открытое письмо в редакцию газеты “Русская мысль”, в котором подтверждается, что зарубежными представителями “Бюллетеня” являются Владимир Борисов, Виктор Файнберг и Альбина Якорева, и дезавуируются претензии на представительство всех прочих лиц.

NN 19/20 – 31 октября 1983…