К обыскам в Ленинграде (1980, 7-6)

N 7 – 15 апреля 1980

Обыск у Эрнста Орловского [1980, 5-14] проводился по делу N 12. Орловского доставили на обыск с работы. Проводили обыск сотрудники КГБ кап. Валерий Иванович Аксаков, Георгиев, Баранов, Молодцов и Володин. Перед обыском у Орловского потребовали “выдать все, полученное им от С.Дедюлина, кроме материалов об А.Ахматовой”, хотя дело N 12 – это дело В.Пореша.

Сначала на обыске были отобраны все материалы “Международной Амнистии” и кап. Аксаков упрекал Орловского за связь с этой ” антисоветской организацией”. Однако, в конце обыска все эти материалы были возвращены, кроме писем из Секретариата в Лондоне В.Турчину и К.Любарскому. На обыске были изъяты все материалы СМОТ, книга Р. де Жувенеля “Тито – главарь предателей” (советского издания), речи В.Молотова, книга Р.Баро, журнал “Альтернативы” (Париж), номера “Шпигеля”, рукопись русского перевода романа А.Камю “Чума”, опубликованного в СССР. Взяты также статьи и письма самого Э.Орловского. Изъятые первоначально сочинения А.Солженицына (в машинописи) были в конце обыска возвращены.

Допрос Э.Орловского после обыска  [1980, 6-18] проводил кап. Жерлицын при участии п/п Тотоева и кап. Аксакова. У Орловского взята подписка в неразглашении материалов следствия (к протоколу обыска это не относится).

Кроме обысков у Э.Орловского и С.Дедюлина  [1980, 6-18] в Ленинграде 10 марта 1980 прошли также обыски у Валерия Сажина и у Кобко.

Суд над Николаем Никитиным (1979, 20-1)

N 20 – 31 октября 1979

22-23 октября 1979 в Ленинградском городском суде слушалось дело члена Совета представителей СМОТ Николая Никитина [1979, 17-3 и ранее].

Председательствовала судья Скипетрова, обвинителем выступал прокурор Петров. Н.Никитин отказался от услуг адвоката Драбкина и защищал себя сам. Хотя в зале было много специально подобранной публики, тем не менее вход в зал был относительно свободным и многие друзья Никитина смогли присутствовать на суде.

***

С момента ареста 4 августа 1979 Н.Никитин держал голодовку. В состоянии голодовки он был доставлен и на суд. Голодовку он снял лишь после суда, т.к. у него участились сильные сердечные приступы и дальнейшее продолжение голодовки угрожало его жизни.

Перед судом Н.Никитина содержали в одной камере с несколькими заключенными с открытой формой туберкулеза и с одним сифилисом. Н.Никитин требует медицинского обследования, дабы выяснить, не привело ли это к его заражению. В случае отказа он угрожает возобновить голодовку.

***

Н.Никитин в суде виновным себя не признал. Свидетели также не поддержали утверждений обвинения. Физик Дружинин заявил, что он уже более двух лет вообще не виделся с Никитиным и ничего по делу показать не может. Поэт Ушаков (пишущий под псевдонимом Галицкий) показал, что он беседовал с Никитиным лишь о поэзии. Жена Никитина Александра сказала, что Никитин – хороший семьянин. Доставленный из тюрьмы Лев Волохонский подтвердил лишь то, что они вместе с Никитиным подписывали документы СМОТ, чего не отрицал и сам обвиняемый. Однако сами эти документы в суде не оглашались и не анализировались.

В защитительной речи Н.Никитин отказался обсуждать “распространение” документов СМОТ, поскольку их клеветнический характер не доказан и даже не обсуждался. Он заявил, что преступным является сам происходящий суд, нарушающий гарантированные Конституцией профсоюзные свободы. Н.Никитин сказал, что он и в будущем намерен бороться за права трудящихся.

Прокурор потребовал для Никитина 2 года лишения свободы. Суд приговорил его к 1,5 г. лагерей общего режима.

***

Н.Никитин намерен обжаловать приговор. Жена Никитина Александра (р. 1948), инженер, живет по адресу: Ленинград, пр.Луначарского 80, корп.5, кв. 61, тел.55 88 465.

Из дела Н.Никитина следствием выделены материалы в отношении Всеволода Кувакина, юриста, осуществляющего членам СМОТ правовую помощь. На его квартире и был арестован Н.Никитин.

Дело Николая Никитина (1979, 17-3)

N 17 – 15 сентября 1979

Н.Никитин [1979, 15-2] по окончании 30-дневной голодовки продлил ее, объявив бессрочной. Он протестует против жестокого обращения с ним.

12 августа 1979 его этапировали из Москвы в Ленинград, несмотря на то, что тюремный врач запретил его отправлять на этап. Никитин страдает болезнью сердца и утром 12 августа у него был сильный приступ. Во время этапа Никитин дважды терял сознание. При посадке в “столыпинский” вагон лейтенант конвоя, обозвав его симулянтом, ударил Никитина в солнечное сплетение.

11 сентября Никитину исполнился 31 год [в 1979, 15-2 неточность]. Он содержится под следствием в Ленинградской тюрьме “Кресты”.

Телефон ст.следователя Ленгорпрокуратуры Роберта Гаспаровича Топаляна, ведущего дело Н.Никитина: 212-51-45.

Аресты и преследования членов СМОТ (1979, 15-2)

N 15 – 15 августа 1979

В ночь с 3 на 4 августа 1979 в квартиру Всеволода Кувакина, юриста, консультанта СМОТ [1979, 1-5], выломав дверь, ворвалась милиция. Были схвачены и доставлены в 101 о/м г.Москвы находившиеся в квартире члены Совета представителей СМОТ Владимир Борисов, Николай Никитин и Альбина Якорева [1979, 1-5].

Утром 4 августа жена Борисова Ирина Каплун была вызвана в милицию для опознания мужа, поскольку Борисов до сих пор живет без паспорта (он был порван милиционером, [см. 1979, 4-18]). При попытке супругов приблизиться друг к другу дежурный Цыбульский с силой оттолкнул И.Каплун, ударив ее по животу (она на 8-м месяце беременности). В.Борисов с момента ареста объявил голодовку, требуя вызвать прокурора, однако в этом ему было отказано.

6 августа судья Воронцова приговорила В.Борисова (р.1943) и А.Якореву (р.1958) к 15 сут. ареста каждого за неподчинение милиции (отказ открыть дверь). А.Якорева, однако, наказание не отбывает – в связи с острым заболеванием она отправлена в больницу. Во время суда милиционер вновь сильно толкнул И.Каплун и у нее начались преждевременные роды. Ее срочно госпитализировали.

***

А.Якоревой объявлено, что по отбытии наказания она будет выселена из Москвы, где она живет без прописки, в г.Чапаевск Куйбышевской обл., откуда она родом. По неподтвержденным данным, против Якоревой возбуждено уголовное дело по ст.198 УК РСФСР (”Нарушение паспортных правил”).

Н.Никитину непосредственно в 101 о/м было предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР, после чего он был увезен в неизвестном направлении (повидимому, в Ленинград). Дело Никитина (N52023) ведет Ленинградская горпрокуратура (следователь Топалян). Никитин объявил 30-дневную голодовку.

Николай Елисеевич Никитин (р.1949) – ленинградский шофер. Его жена Александра живет по адресу: Ленинград, пр.Луначарского 80, корп.5, кв. 61.

***

7 августа по делу Никитина прошел обыск у Всеволода Кувакина. Проводил его следователь Боровик по поручению Ленгопрокуратуры. Обыск длился с 17 до 23 час. Изъято большое количество документов СМОТ, проект Всеобщей декларации профсоюзных прав, материалы процессов Волохонского, Сквирского и адвентистов, фотографии Орлова и Гинзбурга, 13 выпусков “Хроники текущих событий”, много книг. Кроме того изъяты 21 географическая карта, коробка картечи, 1 патрон, 2 пули и 2 рогатки.

Всеволод Дмитриевич Кувакин (р.1942) работал ранее инспектором в ЦК профсоюза рабочих нефтяной и газовой промышленности, откуда был уволен за письма в Политбюро ЦК КПСС с критикой внутренней политики КПСС. С тех пор много занимался вопросами правовой защиты независимых профсоюзов. Адрес Кувакина: Москва, 107076, Преображенская ул.5/7, кв. 195, тел.263-39-70.

Голодовка Федора и Лилии Финкель (1987, 5/6-4)

NN 5/6– 31 марта 1987

В течение марта 1987 продолжалась голодовка члена СП CMОT Федора Финкеля и его сестры Лилии, начатая 17 февраля 1987 [1987, 3-20). Ф.Финкель добивается разрешения на выезд за рубеж в связи с необходимостью лечения его жены Светланы Маятниковой. Есть подозрение на рак матки, а принятые в СССР методы диагностирования (биопсия) могут привести к постоянному бесплодию.

Начиная с 16 марта 1987 Ф.Финкель провел большую серию демонстраций у здания Московского ОВИРа. Вначале в демонстрациях участвовала и его сестра однако, когда ее состояние ухудшилось, она перестала вставать с постели. В нескольких демонстрациях участвовали И. и Б.Бегун (Б.Бегун возил Ф. Финкеля, неспособного уже самостоятельно ходить, к месту демонстрации), принимали также участие Леонид Юзефович, Александр Жданов и Галина Герасимова. Милиция демонстрациям не препятствовала. На последних демонстрациях Ф.Финкель несколько раз терял сознание. 27 августа 1987 Ф.Финкель принял участие в общей демонстрации отказников [см. 1987, 5/6-25].

29 марта 1987 у Финкелей был отключен телефон. 30 марта 1987 Ф.Финкель был вызван в ОВИР, где ему объявили об отказе в связи с тем, что его брат служил в армии. Однако 31 марта 1987 телефон был вновь включен, и Ф.Финкелю позвонил зам. начальника московского ОВИРа Каракулько. Он предложил считать, что “вчерашнего разговора не было”, что Ф.Финкелю дано разрешение на выезд, и в ближайшее время он получит необходимые бумаги.

Ф.Финкель и его сестра голодовку сняли. Есть опасения, что в организме у них могли уже наступить необратимые изменения. Выход из голодовки происходит болезненно.

Положение СМОТ (1979, 11-2)

N 11 – 15 июня 1979

Из дела Волохонского были “выделены материалы” в отношении следующих членов Совета представителей СМОТ: Людмила Агапова, Владимир Борисов, Александр Иванченко, Николай Никитин, Валерия Новодворская, Альбина Якорева (Н.Никитин – лениградский шофер, поэт, о прочих см. [1979, 1-5]).

Это означает,что против них может быть (хотя и не обязательно) возбуждено уголовное дело. Есть основания полагать, что какое-то дело уже возбуждено: Н.Никитин получил повестку на допрос в прокуратуру на 1 июня 1979 (дело Волохонского к тому времени уже было закрыто). На допрос был вызван также лениградец Юрий Мельник, бывший политзаключенный, подписавший письмо в защиту Сквирского.

Н.Никитин и В.Борисов в конце мая получили также неожиданно повестки в военкомат. В.Борисов, у которого милиционер уничтожил паспорт [1979, 4-18], до сих пор живет без документов, что может грозить ему уголовным преследованием. Борисов написал заявление в прокуратуру с требованием возбуждения уголовного дела против сотрудника милиции, злоупотребившего своим служебным положением, но ответа не получил.

Наталья Лесниченко, невеста Волохонского, вошла в состав Совета представителей СМОТ.

Суд над Львом Волоховским (1979, 11-1)

N 11 – 15 июня 1979

8 июня 1979 в Ленииградском городском суде начался процесс по делу Льва Волохонского, члена Совета представителей Свободного Межпрофессионального Объединения Трудящихся (СМОТ). О деле Волохонского см. [1979, 6-2 ; 1979, 8-6 ; 1979, 10-3]. Председательствовал на суде И.А.Яковлев, прокурор – Милов. Волохонский защищал себя сам.

Волохонский обвинялся по ст.190-1 УК РСФСР. Ему вменялось в вину распространение “Архипелага ГУЛаг”, журналов “Континент” и “Посев”, “Хроники текущих событий”, статей Анина и Коржавина, сборника статей А.Д.Сахарова, составление документов СМОТ и двух писем в защиту Сквирского, устное распространение “клеветнических измышлений”. Волохонский признал лишь факт распространения книги Сахарова и составление документов и писем, однако отрицал их клеветнический характер и отказался признать себя виновным.

Ни один из допрошенных свидетелей не дал показаний против Волохонского.

Свидетели О.Левитан, Т.Плетнева, Дружинин и Файн на суде отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии, заявив, что они были даны в результате шантажа и угроз со стороны следователя. А.Снисаренко [1979, 8-6] отказался от своих показаний еще ранее, до суда, послав прокурору письменное заявление с требованием привлечь следователя к уголовной ответственности за принуждение к даче ложных показаний. Прокурор на суде угрожал возбудить дело против самого Снисаренко по ст.190-1 УК РСФСР.

Свидетеля Н.Лесниченко (невеста Волохонского) и В.Новодворская (член Совета представителей СМОТ) говорили лишь о своем участии в работе СМОТ. М.Морозов [1979, 1-5, 1979, 2-12, 1979, 3-21] в суд доставлен не был. Свидетель Самойлов (также член Совета представителей СМОТ) на суд не явился. Были лишь зачитаны их показания на предварительном следствии – единственные, подтверждающие обвинение.

***

Следующее заседание суда должно было происходить 11 июня, но без объяснения причин было перенесено на 12 июня.

Волохонский выступил с большой защитительной речью, которая судом не прерывалась. В целом суд проходил корректно, с формальным соблюдением процессуальных норм, но на свидетелей постоянно оказывалось давление. Специальных барьеров перед залом суда не было, и, хотя в зале было много приглашенной публики, многие друзья и знакомые Волохонского смогли присутствовать на заседаниях.

Суд вынес приговор: 2 года лагерей общего режима.

Из обвинения было исключено устное распространение “клеветы” (это обвинение базировалось лишь на показаниях Морозова) и ряд других эпизодов. Волохонский будет подавать кассационную жалобу.

Суд над Владимиром Сквирским (1979, 10-1)

N 10 – 31 мая 1979

15-16 мая 1979 в райнарсуде Москворецкого р-на г.Москвы (1-й Озерковский пер.3) состоялся суд над Владимиром Сквирским [1978, 2-1], одним из членов Совета СМОТ [1979, 1-5].

Судья – Б.А.Комягин, адвокат Г.П.Падва. Ранее Сквирский хотел пригласить защитником хорошо известного ему А.Рахмиловича, однако его в ходе следствия допрашивали как свидетеля и участие его в процессе было исключено.

***

Еще за месяц до суда 17 друзей Сквирского направили председателю Москворецкого райнарсуда З.Г.Архиповой заявление с просьбой допустить их в зал суда.

Однако, несмотря на то, что все они и многие другие лица явились к зданию суда задолго до открытия процесса, в зал суда никто не был пропущен “из-за отсутствия мест”. Милиция преградила даже доступ на 3-й этаж, где проходил суд. У суда стояла толпа примерно в 100 чел., в том числе 35 друзей Сквирского. В зал допустили только бывшую жену Сквирского Инну, с которой он в разводе более 8 лет. Мать Сквирского Екатерина Давыдовна Журавская (р.1901) и дочь его Лариса не могли присутствовать, ибо мать лежала с сердечным приступом и Лариса за нею ухаживала.

Сквирского судили по ст.93 ч.1 УК РСФСР (”Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем мошенничества”). Ему вменяется в вину присвоение библиотечных книг. Первоначальная сумма иска, фигурировавшая в обвинительном заключении, – 770 руб., однако прокурор на суде снизил иск на 150 руб. Допрошено было 6 свидетелей: 2 сотрудника библиотеки и 4 бывших сослуживца Сквирского, давшие показания против него.

***

Адвокат в речи, длившейся более часа, потребовал прекращения дела ввиду отсутствия состава преступления. Он указал, что большая сумма, фигурировавшая в обвинении, возникла потому, что книги были взяты Сквирским в 1958-1960 г.г., а с тех пор стоимость этих книг значительно возросла. Реальная стоимость книг – 180 руб., но ранее Сквирский по требованию библиотеки выплатил ей более 200 руб., так что ущерб им уже возмещен.

На суде Сквирскому стало плохо (бронхиальная астма), однако судья не разрешил передать ему лекарство.

Суд завершился 16 мая. В последнем слове Сквирский повторил, что не признает себя виновным и не признает законности суда. Он протестовал против закрытого характера суда.

Суд совещался 5,5 часов и вынес приговор: 5 лет ссылки. Сумма иска была уменьшена до 246 руб.

С учетом предварительного заключения Сквирский должен освободиться не позднее июня 1982.

К делу Владимира Свирского (1979, 9-6)

N 9 – 15 мая 1979

Суд над Владимиром Свирским, одним из членов Совета СМОТ [1978, 2-1], ранее назначенный на 23 апреля 1979, перенесен на 15 мая 1979.

Следствие по его делу вела прокуратура Москворецкого р-на г. Москвы, суд состоится в райнарсуде того же района. Свирский обвиняется в хищении книг из библиотеки. Однако, на обыске у него из 69 изъятых наименований библиотечные книги составляют лишь 9. Остальное: тексты самиздата, магнитофонные записи, кассеты с кино и фотопленкой. Обыск проводился почему-то с миноискателем, протокол обыска Свирскому предъявлен не был.

На обыске по делу Свирского у другого члена Совета СМОТ Александра Иванченко были изъяты только тексты правозащитных документов, сборник “Демократические альтернативы” и другая литература, изданная за рубежом на русском языке. В ходе следствия следователь по делу Свирского Ю.Г. Жданов угрожал А. Иванченко привлечь его в качестве обвиняемого по тому же делу, что и Свирского.

Арест Льва Волохонского (1979, 8-6)

N 8 – 30 апреля 1979

Лев Волохонский, один из основателей СМОТ, арестованный на допросе 20 марта 1979 [1979, 6-2], находится в ленинградской тюрьме “Кресты”.

Следствие ведет Ленинградская городская прокуратура (ул. Якубовича 4), следователь Носов. 25 апреля 1979 Носов допросил другого члена Совета СМОТ В.Новодворскую. Он пытался также вызвать на допрос Е.Николаева, но тот отказался участвовать в следствии по политическому делу.

***

Известно,что показания на Волохонского еще до его ареста дал физик Александр Снисаренко, подтвердивший получение от Волохонского журналов “Посев” и “Континент”. Впоследствии Снисаренко отказался от своих показаний, послав заявление о том, что они были получены в результате шантажа. Другой свидетель, чьими показаниями располагает следствие – человек по имени Р.Пенис, эмигрировавший впоследствии в США и проживающий ныне в Гарварде.

У жены Волохонского Натальи Лесниченко в начале апреля 1979 был отключен телефон. Она живет вместе с 3-месячным ребенком по адресу: Ленинград, пр.М.Тореза 40, корп.4 кв. 68.

Л.Волохонскому 16 мая исполняется 34 года.