Суд над Юрием Тарнопольским (1983, 12-2)

N 12 – 30 июня 1983

29-30 июня 1983 в Харькове состоялся суд над Ю.Тарнопольским [1983, 10-21), обвинявшимся по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Обвинение основывалось, главным образом, на письмах, написанных Ю.Тарнопольским своим друзьям в Израиль, в которых он описывает положение советских евреев. Прокурор зачитал также отрывок из письма знакомого Ю.Тарнопольского, бывшего жителя Харькова Марка Печерского, в котором тот, якобы, обвиняет Ю.Тарнопольского в клевете на советскую власть и заявляет о разрыве с ним. М.Печерский, ныне проживающий в США, заявил после суда, что между ним и Ю.Тарнопольским действительно существовали разногласия, но они были личного плана и обвинений в клевете он Ю.Тарнопольскому никогда не предъявлял.

Ю.Тарнопольский отказался от назначенного судом защитника. Он отказался также от участия в судебном разбирательстве.

В последнем слове Ю.Тарнопольский заявил, что его арест лишь подтверждает, что все, что он ранее говорил о положении евреев – правда, а власти правды боятся.

Ю.Тарнопольский был приговорен к 3 г. лагерей общего режима.

Суд над Александром Парицким (1981, 21-1)

N 21 – 15 ноября 1981

11-13 ноября 1981 в Харькове состоялся суд над Александром Парицким [1981, 20-17].

А.Парицкий защищал себя сам, отказавшись от назначенного судом адвоката. Жена А.Парицкого Полина была допущена в зал суда только к концу первого дня. В числе инкриминируемого А.Парицкому – его заявления в официальные инстанции с протестом против отказа в эмиграции, неотправленное письмо к брату в Израиль, а также “передача информации за рубеж”.

В суде рассматривалось также школьное сочинение дочери А.Парицкого Дорины об Израиле, написанное, по мнению суда под влиянием отца.

А.Парицкий был приговорен к 3 г. лагерей общего режима.

Арест Александра Парицкого (1981, 17-3)

N 17 – 15 сентября 1981

28 августа 1981 в Харькове арестован еврейский активист-отказник Александр Парицкий. Ему предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). В день ареста у него на квартире был проведен обыск. Обыску подверглись также квартиры других харьковских еврейских активистов: физика Евгения Чудновского, Юрия Тарнопольского и Давида Соловейчика.

А.Парицкий (р.1938) – кандидат технических наук, за свою общественную деятельность осенью 1979 был уволен с работы и с тех пор жил лишь случайными заработками не по специальности. Он неоднократно подвергался задержаниям и административным арестам. А.Парицкий является одним из руководителей неофициального университета харьковских отказников. В день его ареста университет должен был открыться после летних каникул.

Жена А.Парицкого с двумя дочерьми живет по адресу: 310091, УССР, г.Харьков, ул.Тонкопия, 19, корп.2, кв.48.

{См. 1980, 21-5}

Суд над Евгением Анцуповым (1981, 15-4)

N 15 – 15 августа 1981

12 августа 1981 в г.Харькове начался суд над Евгением Анцуповым [1981, 11-22], обвиняемым по ст.64 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Е.Анцупов отказался от назначенного судом адвоката. Перед началом суда он осведомился, весь ли состав суда – члены КПСС. Получив утвердительный ответ, он ходатайствовал, чтобы хотя бы один человек из состава суда был беспартийным. Ходатайство было отклонено.

Е.Анцупову вменялось в вину, в частности, то, что он оставлял в телефонных будках города фотографии, на которых были изображены он, А.Зинченко и Ю.Дзюба, держащие плакат с требованием выезда из СССР. Ему инкриминировалось также написание открытого письма к Мадридскому совещанию, передача материалов иностранным корреспондентам и др.

Е.Анцупов виновным себя не признал. Он заявил, что его единственная вина – желание уехать из СССР. Это, как он сказал, действительно ослабило бы советскую власть, уменьшив ее оборонную мощь на одного человека.

Прокурор потребовал для Е.Анцупова 7 л. лагерей и 5 лет ссылки. 14 августа 1981 суд приговорил Е.Анцупова к 6 г. лагерей сторогого режима и 5 г. ссылки.

Суд над Анатолием Корягиным (1981, 11-1)

N 11 – 15 июня 1981

Суд над Анатолием Корягиным, врачом-консультантом Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях [1981, 4-3] состоялся в Харькове 3-5 июня 1981. Иностранным корреспондентам, пожелавшим присутствовать на суде, не был разрешен выезд в Харьков. Из близких обвиняемого в зал была допущена только его жена.

А.Корягин обвинялся по ст.62 и 22 УК УССР (аналоги ст.70 и 218 УК РСФСР, ст.222 – “незаконное хранение оружия”). По ст.222 А.Корягин обвинялся в хранении охотничьей двустволки (А.Корягин – охотник), а также в хранении у родственников в Курской обл. обреза охотничьего ружья (он был изъят при обыске в начале апреля  1981 – муж родственницы выдал его добровольно, заявив, что обрез был дан ему А.Корягиным на хранение; на обыске у тещи А.Корягина в Абакане разыскиваемое оружие найдено не было – в [1981, 8-25] неточность).

По ст.62 А.Корягин обвинялся в хранении книги Д.Дудко “О нашем уповании” и собственной рукописи “Размышления о “Бесах” Достоевского”, в публикации статьи “Пациенты поневоле” в журнале “Посев”, издающемся НТС в ФРГ, в “антисоветских” высказываниях в письмах знакомым за рубежом и родственникам и в “устной пропаганде”. Главным свидетелем по последнему пункту обвинения выступал врач Запорожской ПБ (А.Корягин в свое время добился освобождения из этой ПБ своего знакомого психиатра, помещенного в ПБ без должных оснований; при этом он сделал ряд резких замечаний, осуждающих практику помещения в ПБ здоровых людей). Нет никаких сведений, что А.Корягину была формально инкриминирована его деятельность в качестве врача-консультанта Рабочей комиссии.

А.Корягин отказался от назначенного судом адвоката и защищал себя сам. Виновным он себя не признал. Он отказался давать показания в суде, т.к. ему не дали высказать свое принципиальное мнение о выдвинутых против него обвинениях в целом и об условиях, в которых он находился во время предварительного следствия в Харьковском СИЗО. Позднее он, однако, изменил свое решение и принял участие в судебном разбирательстве.

Суд удовлетворил просьбу прокурора и приговорил А.Корягина к 7 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

Арест Евгения Анцупова (1981, 8-5)

N 8 – 30 апреля 1981

24 апреля 1981 близ Харькова был арестован Евгений Михайлович Анцупов (р.1940). Ему предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Е.Анцупов – историк, работал ранее научным сотрудником в музеях и НИИ. Занимается вопросами периодизации истории и, по его словам, “получил возможность прогнозировать будущее”. Одна из его статей была опубликована в Израиле в журнале “22” под псевдонимом Е.Ангениц.

В 1980 у него при обыске были изъяты его рукописи “Философия истории”, “Критика взглядов О.Шпенглера” и др. Е.Анцупов добивался выезда из СССР с 1979. Одно из обвинений против Е.Анцупова – распространение им фотографий с изображением его самого, Ю.Дзюбы и А.Зинченко, держащих плакаты с требованием выезда из СССР [1981, 4-3]//. Незадолго до ареста Е.Анцупов направил Л.Брежневу письмо с просьбой, “учитывая его ненависть к КПСС”, арестовать его или посадить в ПБ.

Жена Е.Анцупова Е.Л.Семянникова с сыном, р.1968, и дочерью, р.1978, живут по адресу: 310120, г.Харьков, пр.Тракторостроителей, 65, кв.193, тел. 62 22 83.

Суд над Генрихом Алтуняном (1981, 7-2)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта 1981 Генрих Алтунян [1980, 23/24-3] был осужден судом в г.Харькове по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) на 7 л. лагерей строгого режима и 5 л. ссылки.

Г.Алтуняну, в числе прочего, инкриминировалось хранение и распространение “Архипелага ГУЛаг” и несколько выпусков “Хроники текущих событий”. Г.Алтунян виновным себя не признал. В последнем слове он сказал, что “с литературой нужно бороться только литературой, а не полицейскими методами”.