Суд над о.Глебом Якуниным (1980, 16-1)

N 16 – 31 августа 1980

25-28 августа 1980 в Москве в здании Мосгорсуда по ул. Каланчевской, 43 проходил суд над о.Глебом Якуниным [1979, 21-2]. Председательствовала судья В.Лубенцова, государственным обвинителем выступал прокурор Скаредов, защищал Якунина адвокат Л.Попов.

Г.Якунину инкриминировалось авторство целого ряда документов Христианского Комитета защиты прав верующих, обращение к делегатам 5-й Ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Найроби, письмо к христианам Португалии и др. документы. В качестве главных свидетелей обвинения выступили профессор Духовной Академии в Загорске Алексей Осипов и монах Иосиф Пустоутов, бывшие делегатами Ассамблеи ВСЦ в Найроби. Они говорили о вреде, который нанесло Советскому Союзу письмо Якунина совместно с Л.Регельсоном, направленное ими делегатам Ассамблеи. С показаниями, характеризующими Якунина как “антисоветчика”, выступил бывший сотрудник Отдела внешних сношений Московской Патриархии Александр Шушпанов (о его провокационной деятельности Христианский Комитет в свое время издал документ N 12). Священник из г.Львова Иоан Кривой свидетельствовал против Якунина 40 мин. Кривой не стеснялся в выражениях, назвав даже Патриарха “подлецом”. Суд его не остановил. Кривой показал, в частности, что Якунин отсоветовал одному священнику посетить мавзолей В.Ленина.

В обвинительном заключении фигурировали показания о.Дудко относительно пресс-конференции, проведенной Якуниным на квартире Дудко. В суд Дудко был вызван, однако не явился. Подробные показания об этой пресс-конференции дал доставленный из лагеря Виктор Попков [1980, 7-14]. У свидетеля Олега Кудрявцева, друга детства Якунина и бывшего хранителя ценностей Московской Патриархии, пытались добиться показаний о том, что он совершал с Якуниным спекулятивные сделки с церковными ценностями. Он таких показаний не дал, но свидетельствовал, что действия Якунина были антисоветскими.

Были допрошены также в качестве свидетелей Феликс Карелин, Лев Регельсон и Виктор Капитанчук. Последние двое выразили свою солидарность с Якуниным. Прекрасную характеристику Якунину дала свидетельница Елена Загрязкина [1979, 24-7], от которой, судя по ее прошлому, ожидали противоположного. На этом допрос свидетелей прекратился и было заявлено, что остальные по неизвестной причине не явились, хотя трое из них, включая Л.Полуэктову, неотлучно находились у здания суда, пытаясь проникнуть в зал.

Г.Якунин признал авторство всех документов, но отрицал их клеветнический характер. В последнем слове Г.Якунин хотел объяснить мотивы своей деятельности, но был прерван судьей, которая потребовала лишь изложить просьбы к суду. Тогда Якунин сказал: “Никаких просьб к суду не имею. Благодарю Бога за ту судьбу, которую он мне подарил”.

Суд приговорил Г.Якунина к 5 г. лагерей строгого режима и к 5 г. ссылки.

Суд проходил за закрытыми дверями, в зал была допущена лишь жена Якунина Ираида. У некоторых подходивших у зданию суда проверяли документы (например, у Ф.Сереброва и М.Ковнера).

=======================

См. Суд над Якуниным
«Хроника текщих событий» 58 (ноябрь 1980)

Дело о.Г.Якунина (1979, 24-7)

N 24 – 31 декабря 1979

По делу о.Г.Якунина допрашивали Петра Фомина, работавшего в том же храме, где регентом был Якунин, а также соседа по квартире теток Якунина. 17 декабря 1979 был допрошен участник Христианского семинара молодежи Петр Волков.

Есть опасения, что Г.Якунину может быть предъявлено чисто уголовное обвинение. Два года назад в церкви, где работал тогда Г.Якунин, произошла кража, во время которой были похищены ценности на сумму более 1 млн. руб. Тогда было возбуждено дело против старосты церкви Загрязкиной, но грабителей не нашли и дело было закрыто. Сейчас оно открыто вновь.

Загрязкина известна своей провокационной ролью в деле А.Петрова-Агатова (1968). Именно она передала в КГБ тетрадь стихов А.Петрова и он был осужден на 8 л. исключительно на основании ее показаний.

Следователь разрешил передать о.Г.Якунину молитвенник и псалтирь.

Дело о.Глеба Якунина (1979, 22-2)

N 22 – 30 ноября 1979

13 ноября 1979 у жены о.Глеба Якунина был произведен еще один обыск. Обыск проводил кап.Владимир Васильевич Каталиков (следователь по делу Т.Великановой).

Перед началом обыска он потребовал выдачи “валюты и других ценностей”. Было изъято 19 икон и крест-распятие. В день обыска И.Якунина обнаружила в своем почтовом ящике записку на иностранном языке, которую она не смогла прочесть. Эту записку тоже изъяли.

И.Якунину, старшую дочь и подругу дочери подвергли личному обыску, раздев догола. Для этого пригласили соседку по дому В.Г.Ширяеву, которую потом оформили как понятую (по закону понятые не могут участвовать в обыске).

***

Стало известно, что в день ареста Г.Якунина, 1 ноября 1979, кроме названных в [1979, 21-2], прошли обыски у брата И.Якуниной Владимира Степанова в г.Пушкино Московской обл. и у машинистки по имени Анфиса.

У Степанова изъята различная литература и письма, охотничье ружье и стартовый пистолет. У Анфисы – большое количество экземпляров последнего документа Христианского комитета. На допросе Анфиса показала, что печатать ее просили Якунин и Капитанчук.

На обыске 1 ноября 1979 у Капитанчука были изъяты 23 папки с документами Христианского комитета, машинка, различная литература.

У Щеглова изъяли машинку, магнитофон с кассетами, фотоаппарат с пленками, папки с бумагами, “Хроники текущих событий” и “Посев” (обыск проводился в отсутствие Щеглова).

У Здановской взяты старые таможенные декларации и квитанции на посылки и переводы, полученные еще ее мужем Красновым-Левитиным, ныне живущим в Швейцарии, и архив самого Краснова-Левитина. Обыск проводил кап. Заболотный.

У Ивановой изъяты две машинки, “Архипелаг ГУЛаг”, “Метрополь”, книги В.Максимова. Однако 12 ноября следователь Яковлев вернул Ивановой машинку (она для нее – источник существования), получив от нее заверение, что документы Христианского комитета она на ней не печатала.

***

У Л.Полуэктовой обыск 1 ноября проводил сотрудник КГБ Попов. Изъяты документы Христианского комитета, письмо Якунина и Регельсона португальским христианам и др. После обыска ее доставили в КГБ на Лубянку, где ее допрашивали Каталиков и Яковлев.

5 ноября Л.Полуэктова поехала по приглашению в гости в Венгрию, однако 6 ноября ее сняли с поезда на ст.Чоп под тем предлогом, что ей был ошибочно выдан паспорт вышедшей из употребления серии.

19 ноября Полуэктову снова допрашивал включенный в следственную группу п/п Мартемьянов из Саратовского УКГБ. Он требовал от нее признаний, аргументируя тем, что “нет власти, аще не от Бога”.

***

15 ноября Г.Якунину разрешили передать в тюрьму Библию и церковные книги, но не молитвенник: “священник должен знать молитвы наизусть”.

Арест свящ. Глеба Якунина (1979, 21-2)

N 21 – 15 ноября 1979

Утром 1 ноября 1979 был арестован один из членов-основателей Христианского комитета защиты прав верующих в СССР свящ. Глеб Павлович Якунин.

Первоначально его увели из дома как задержанного в качестве свидетеля для допросов. Г.Якунин был помещен в Лефортовскую тюрьму КГБ. Позднее жене позвонили и попросили принести мужу теплые вещи. Стало официально известно, что он арестован. Г.Якунину предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Следствие по делу Якунина (N 515) ведет майор КГБ Яковлев (Московское Управление КГБ).

***

В день ареста в доме Г.Якунина был произведен обыск. Обыски прошли также у двух других членов Христианского комитета: Виктора Капитанчука и Вадима Щеглова. Обыск у Капитанчука длился более 6 часов, изъято много писем и документов и пишущая машинка. Обыскам по этому делу подверглись также тетка Г.Якунина Лидия Здановская и близкие к Христианскому комитету жена Льва Регельсона Лидия Иванова и Лариса Полуэктова.

Известно, что в начале октября 1979, вскоре после предыдущего обыска у Г.Якунина [1979, 18/19-10] при выезде из СССР таможней была задержана швейцарская гражданка Берини, у которой было изъято большое количество документов, в том числе документов Христианского комитета защиты прав верующих. Ее подвергли 20-часовому допросу, в ходе которого она отказалась назвать какие-либо имена. Тем не менее был составлен протокол на 25 страницах, который Берини подписала (русского языка не знает).

***

Г.Якунин родился 4 марта 1934, окончил Пушно-меховой институт, но по окончании решил посвятить себя церкви. В 1962 был рукоположен в иереи и служил в г.Зарайске и г.Дмитрове (Московской обл.).

В 1965 Г.Якунин вместе с другим свящ. Н.Эшлиманом обратились с открытым письмом к Патриарху Алексию о неблагополучии во внутрицерковных делах и в отношениях Церкви и государства. Оба священника были за это подвергнуты запрещению в служении. Последнее время Г.Якунин служил регентом церковного хора в одной из московских церквей.

27 декабря 1976 Г.Якунин совместно с В.Капитанчуком и В.Хайбулиным объявили о создании Христианского комитета защиты прав верующих.

Будучи основан православными, Комитет, тем не менее, активно выступал в защиту нарушенных прав верующих других конфессий. Комитет, а также о.Г.Якунин лично опубликовали большое количество документов о положении православной церкви и верующих в СССР вообще.

Жена Г.Якунина Ираида живет по адресу: Москва, ул.Дыбенко, 30, корп.1, кв. 45.

К делу Владимира Пореша (1979, 18/19-10)

NN 18/19 – 15 октября 1979

Продолжается следствие по делу Владимира Юрьевича Пореша [1979, 15-1, 1979, 16-4].

28 сентября 1989 по этому делу произведен обыск в Москве у свящ. Глеба Якунина, члена Христианского комитета защиты прав верующих. Протокол обыска включает 140 наименований: документы Христианского комитета, документы Католического комитета защиты прав верующих, материалы о баптистах и пятидесятниках, ряд книг, 29 серебряных ложек и книга советского издания о ювелирном деле в России.

Жена В.Пореша – Татьяна Купатадзе ждет второго ребенка. Дочери Ольге уже 2 года. Их адрес: 194233, Ленинград, пр.Мориса Тореза, кв. 55, тел. 552 06 98.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)

« NN 5/6– 31 марта 1987 »

Политзаключенных продолжают постепенно освобождать из лагерей.

Стало известно много новых имен освободившихся. Одни, действительно, освободились только в самое недавнее время, о других сведения поступили с запозданием. Так, например, Арво Пести [1987, 4-1], который, как считалось, был освобожден в феврале 1987 вместе с другими, на самом деле освободился еще 28 ноября 1986. Он написал заявление о раскаянии.

9 марта 1987 был освобожден Генрих Алтунян {суд, см. 1981, 7-2}. До этого он в течение двух дней держал голодовку, но снял ее по состоянию здоровья. Освобождены также (кроме названных в более ранних сообщениях) —

  1. Фридрих Акаденко
  2. Евгений Андрюшин {суд, см. 1983, 6-16}
  3. Павел Ахтеров {суд, см. 1982, 1-7}
  4. Зайгис Балодис {см. 1986, 1/2-9 и 1986, 5/6-28}
  5. Михаил Бомбин {суд, см. 1986, 19-5}
  6. Иосиф Беренштейн  {суд, см. 1984, 24-4}
    (освобожден 26 марта 1987)
  7. Галина Барац-Кохан
    (освобождена 16 марта 1987)
  8. Давид и Леван Бердзенишвили {см. 1985, 2-7}
  9. Петр Бутов {суд, см. 1982, 20/21-6}
  10. Леонид Вольвовский {суд, см. 1985, 12-2}
    (освобожден 22 марта 1987)
  11. Тариэл Гвиниашвили {см. 1984, 12-4}
    (освобожден 18 марта 1987)
  12. Владимир Делидивка {суд, см. 1984, 16-5}
  13. Вячеслав Демин {см. 1985, 15/16-9}
  14. Вахтанг Дзабирадзе
    [1986, 4-1, там неточность в фамилии. См. 1987, 10-1]
  15. Алексей Зоркальцев
    (впрочем, возможно, просто по концу срока)
  16. Иван Ковалев {суд, см. 1982, 7-1}
    (освобожден 16 марта 1987)
  17. Яков Левин {1984, 22-4} и Марк Непомнящий {1985, 3/4-4}
    (оба освобождены 18 марта 1987)
  18. Виктор Некипелов {суд, см. 1980, 11-6}
    (освобожден 20 марта 1987)
  19. Владимир Лифшиц {суд, см. 1986, 5/6-4}
  20. Дмитрий Мазур {см. 1987, 10-1}
  21. Мирослав Маринович {суд, см. ХТС 49.4}
  22. Юрий Мельник
  23. Татьяна Осипова {суд, см. 1981, 7-1}
    (освобождена 16 марта 1987)
  24. Алексей Разлацкий {см. 1984, 19/20-17}
  25. Михаил Ривкин {суд, см. 1983, 21-1}
    (освобожден 16 марта 1987)
  26. Рыжов
  27. Николай Семенцов
  28. Валерий Сендеров {суд, см. 1983, 5-2}
    (освобожден 18 марта 1987)
  29. Алексей Смирнов {суд, см. 1983, 11-3}
    (освобожден 16 марта 1987)
  30. Эммануил Тваладзе {см. 1986, 12-6}
    (освобожден 18 марта 1987)
  31. Ираклий Церетели  {см. 1983, 23/24-5}
    (освобожден 18 марта 1987)
  32. Анатолий Чурганов {см. 1985, 20-12}
  33. Глеб Якунин  {суд, см. 1980, 16-1}

Из СПБ и ПБ освобождены, соответственно, Альгирдас Статкявичюс {см. 1980, 16-10} и Анатолий Лупинос {см. 1984, 5-34}. Освобожден из ПБ Павел Скочок (видимо еще раньше).

Поступило сообщение об освобождении Анатолия Матвеева. Это первое сообщение (если оно не будет опровергнуто) об освобождении политзаключенного, осужденного по ст.64 УК РСФСР за “бегство за границу”.

Освобождены еще трое политзаключенных, о которых ранее не было известно. Это Солончук из Ленинграда, Гольданский и Миронов (о последних ничего неизвестно, кроме фамилии).

27 марта 1987 со значительным опозданием освобожден, наконец, находившийся в ссылке Андрей Шилков {суд, см. 1983, 3-9}. В конце января 1987 к нему приезжал прокурор и убедил его подписать какое-то заявление. Через несколько дней после этого А.Шилков перерезал себе горло бритвой и около месяца провел в больнице. Сейчас он поправляется.

***

Поступили дополнительные сведения об освобожденных заключенных, о которых ранее известно не было.

Беляков [1987,  3-1] – это на самом деле Владимир Иванович Беликов из Киева. Он был арестован 19 января 1984 и по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) осужден на 7 лет лагерей и 5 лет ссылки.

Плосконис [1987, 4-1] или Плосконос Василий Петрович (р. 1935) – агроном из г.Черкассы (УССР), по той же статье УК был осужден на 6 лет лагерей и 3 г. ссылки.

Гриднева [1987, 3-1] зовут Сергей. Он из Томска, родился в 1963, арестован летом 1985. Его обвинили по ст.70 УК РСФСР в распространении магнитозаписей иностранных радиопередач. Он был приговорен к 2 г. лагерей.

Известны инициалы Дубинского [1987, 3-1] – Ю.П., он из Ленинграда.

Фамилия Георгия Кашиева [1987, 3-1], видимо, более правильно звучит как Кащеев.

***

Особо следует отметить, что досрочно освобождены – впервые, если не считать единичного случая Вениамина Маркевича [1987,  4-1], – несколько заключенных баптистов. Это Эвальд Фриман, Ульяна Германюк, Павел Зинченко, Андрей и Егор Вольф, Иван Штеффен. Серафима Юдинцева [1985, 7/8-8] была в свое время приговорена к 2 г. лагерей с отсрочкой исполнения приговора до 1 марта 1987. Приговор, однако, в исполнение приведен не был. Из Благовещенской СПБ освобожден Владимир Хайло {см. 1980, 20-12}.

В феврале 1987 были освобождены из предварительного заключения Альгирдас Патацкас [1987, 4-2] и Гедиминас Якубченис [1987, 3-2]. Дела против них прекращены. 5 марта 1987 прекращено дело ранее освобожденного из предварительного заключения Павла Негретова [1986, 24-9].

25 марта 1987 досрочно освобожден из лагеря сын Анатолия Корягина Иван, без которого семья не могла эмигрировать [1987, 4-1]. А.Корягин подал документы на выезд в Швейцарию и ожидает ответа через месяц.

***

Михаил Кукобака [1987, 3-1, No 15] не освобожден, он находится в СИЗО г.Витебска (учр.УЖ- 15/ИЗ-2, ул.Гагарина,2). 11 марта 1987 у него было свидание с родственницей М.Петренко. От М.Кукобаки требуют написания заявления с просьбой о помиловании. М.Кукобака отказывается это сделать и в свою очередь требует немедленного разрешения на эмиграцию.

Ряд других заключенных также вывезены в СИЗО, чаще всего по месту ареста, где с ними ведутся переговоры.

12 марта 1987 в Москву в СИЗО КГБ “Лефортово” вновь доставлен В.Русак. Г.Куценко возвращен в лагерь ВС-389/37. Валентин Новосельцев, о котором сообщалось, как о находящемся в “Лефортово” [1987, 4-1], почему-то находится в Ленинградском СИЗО КГБ (?), вместе с Борисом Митяшиным.

Еще 21 января 1987 из лагеря в Киев был вывезен Клим Семенюк, однако, он пока, по-видимому, не освобожден. В Вильнюс в СИЗО КГБ привезли Сигитаса Тамкявичюса и Альфонсаса Сваринскаса, в Тбилиси – Гурама Гогбаидзе и Захария Лашарашвили, в Махачкалу – Вазифа Меиланова.

Особо следует отметить, что в Москву в “Лефортово” доставлен Леонид Бородин. Если этот перевод тоже связан с процессом освобождения, то это будет первый случай, когда он коснулся заключенного лагеря особого режима.

Тенгиз Гудава, находящийся в СИЗО КГБ в Тбилиси, 23 марта 1987 объявил голодовку, требуя освобождения. 28 марта 1987 к нему присоединился находящийся в лагере Эдуард Гудава и их мать Раиса Уварова. Р.Уварову недавно просили “обновить” выездные документы на всю семью.

***

Многие заключенные по-прежнему отказываются писать заявления с просьбой об освобождении.

Так, Юлиан Эдельштейн отказался писать такое заявление, поскольку его в свое время не освободили по медицинским основаниям (он получил крайне тяжелую травму в лагере). Иосиф Зисельс написал заявление не с просьбой об освобождении, а о намерении эмигрировать. Прокурор отказался это заявление принять. Просьбу о помиловании И.Зисельса, однако, написали его жена и мать.

Впрочем, сейчас уже ясно, что прямой зависимости между освобождением и написанием заявления или отказом от него нет. Так, освобожден не написавший заявления с просьбой об освобождении (точнее – написавший ряд вызывающих по тону заявлений) Валерий Сендеров {выше No 28}. Написавший же просьбу о помиловании Леонид Шраер до сих пор находится в заключении. Есть много других таких же примеров.

Дочерям Валентины Пайлодзе в начале февраля 1987 сказали, что их мать, по-видимому, будет вскоре освобождена. Однако, уже в конце февраля им заявили, что это невозможно {1987, 24-3}.

Сообщение об освобождении Рафаэля Папаяна [1987, 4-1, No 6] оказалось ошибочным. Он находится в ссылке в г.Ростове-на-Дону.

Лидия Доронина, находившаяся в СИЗО КГБ в Риге, была возвращена в лагерь. Ей сократили срок лагеря на 1 год и 6 января 1987 отправили из лагеря в ссылку в Алтайский край (пока в Барнаул, откуда, видимо, переведут дальше).

Александр Рига переведен из Благовещенской СПБ в республиканскую ПБ в г.Рига.

Низаметдин Ахметов 12 февраля 1987 переведен в 10-е отделение Челябинской областной клинической психоневрологической больницы №1 (454028, Челябинск, ул.Кузнецова, 2а). О нем см. в настоящем номере [1987, 5/6-9].

***

Правовое положение освобожденных не вполне ясно.

В большинстве случаев они получают прописку, в частности, в Москве (кроме тех, кто по каким-либо личным причинам не имеет сейчас жилплощади, например В.Сквирский и А.Огородников).

В Ленинграде, как уже говорилось [1987, 4-1], прописку дают лишь временную (М.Меилах) или вообще в ней отказывают, как Р.Зеличонку и В.Погорилому. Последний намеревался, если ему окончательно откажут в прописке, начать 2 марта 1987 голодовку. Неизвестно, пришлось ли ему прибегнуть к этой мере.

У В.Плосконоса по прибытии в родной город Черкассы отобрали выданный ему в лагере паспорт и заявили ему, что он освобожден условно с испытательным сроком 5 лет.

***

Я. Рожкалнс посетил зам. прокурора ЛатвССР Интса Батаракса, который был обвинителем на его процессе, и спросил его о своем правовом положении и о возможности реабилитации.

И.Батаракс резко заявил Я.Рожкалнсу, что об этом “нечего и мечтать, ибо в его правовом положении нет никаких перемен”. Его по-прежнему рассматривают как преступника, а освобожден он потому, что “его нахождение в заключении сейчас нам невыгодно”. И.Батаракс сказал, что он и сейчас готов поддержать обвинение, выдвинутое в свое время против Я.Рожкалнса. “Если вы опять возьметесь за старое – вновь окажетесь за решеткой” , – сказал И.Батаракс.

Кад идет освобождение политзаключенных (1987, 7-1)…

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

N 4 – 28 февраля 1987

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

  1. Вартан Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  2. Марзпет Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  3. Людас Дамбраускас
  4. Вячеслав Долинин {суд, см. 1983, 7-4}
  5. Леонид Малышев {см. 1983, 2-4}
  6. Рафаэль Папаян {1987, 5/6-1}
  7. Арво Пести (видимо, его фамилия была искажена на Паштенц
    [см. 1987, 3-1] {1987, 5/6-1})
  8. Анатолий Петруновский [см. 1987, 3-6]
  9. Валентин Погорилый [см. 1987, 3-7]
  10. Роланд Силараупс [см. 1987, 3-4, там имя его дано с искажением]
  11. Георгий Хомизури {суд, см. 1983, 15-2}
  12. Аркадий Цурков {суд, см. 1979, 7-1}

Освобожден также Плосконис – политзаключенный с Украины, о котором ранее известно не было. Плосконис – член КПСС, был арестован за написание жалоб в советские инстанции. Освобожден также Валентин Засимов {см. 1981, 17-17}, хотя возможно, что это произошло гораздо раньше.

Досрочно освобожден также баптист Вениамин Маркевич {суд, см. 1983, 9-3}, однако, неясно, произошло ли это в том же порядке, что и освобождение остальных политзаключенных. Он был осужден по ст.142 и 227 УК РСФСР, а эту категорию политзаключенных еще не начинали освобождать.

***

5 февраля 1987 был освобожден Витаутас Скуодис [см. 1987, 3-1], которого после отказа написать просьбу о помиловании отправили в ссылку.

По дороге он был снят с этапа в Челябинске и помещен в тюрьму, где пробыл две недели. Он написал заявление в своей собственной редакции и был освобожден. По освобождении он явился в консульство США в Москве, чтобы получить свой американский паспорт (В.Скуодис родился в США).

18 февраля 1987 был освобожден из лагеря Владимир Альбрехт {см. 1985, 20-1}: он отбывал свой срок по обвинению в “хулиганстве”. Незадолго до освобождения В.Альбрехт направил в “Литературную газету” письмо о поддержке происходящих в Советском Союзе преобразований.

Большую огласку получили дела Анатолия Корягина и Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-1], освобождение которых откладывалось, т.к. они отказывались писать какие бы то ни было заявления вообще.

А.Корягину впервые предложили написать заявление о помиловании 17 января 1987, но он категорически отказался не только что-либо писать, но даже обсуждать эту тему. Тогда его перевели в в Харьковскую тюрьму, а через два дня – в Киевский СИЗО КГБ. А.Корягин заявил, что содержание его на тюремном режиме незаконно, и угрожал объявить голодовку. 13 февраля 1987 ПВС СССР издал Указ об освобождении А.Корягина. 18 февраля 1987 он был освобожден в Киеве и на следующий день приехал в Харьков. Сын А.Корягина Иван до сих пор находится в заключении. Разговоры о возможности его освобождения [см. 1987, 3-1] прекратились. И.Корягину осталось отбыть еще 16 мес. лагерей.

Тем же Указом ПВС СССР, что и А.Корягин, был освобожден и Александр Огородников {см. 1986, 15-4}. Он также не писал заявления о помиловании. А.Огородников был освобожден и 14 февраля 1987 и вместе со встретившей его сестрой приехал в Москву.

17 февраля 1987 ПВС СССР издал наконец (после того, как ряд сообщений об этом оказались ложными) Указ об освобождении Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-3]. 21 февраля 1987 он был освобожден из Чистопольской тюрьмы – по-видимому, последний из находившихся там политзаключенных. Его встречали в Чистополе жена и сын. 23 февраля 1987 он прибыл в Москву, где друзья устроили ему на вокзале торжественную встречу.

***

Стали известны обстоятельства освобождения Евгения Анцупова [1987, 3-1].

Он был освобожден 6 февраля 1987 определением нарсуда Ленинского р-на г.Перми по состоянию здоровья (инфаркт миокарда). 8 февраля 1987 его в тяжелом состоянии доставили домой в Харьков. Е.Анцупов отказался получать советский паспорт, требуя возвращения ему изъятых при аресте рукописей и немедленного выезда из СССР. 24 февраля 1987 он получил разрешение на выезд вместе с семьей.

***

Виктор Некипелов и Глеб Якунин написали, наконец, заявления в такой редакции, какую они сочли для себя приемлемой (Г.Якунин – 5 февраля 1987), и вскоре ожидается их освобождение. Ожидается освобождение также Василия Федоренко, Гани Назарова и Рахима Халикова [1987, 3-5].

Подали заявления с просьбой об освобождении Марк Непомнящий и Яков Левин. 20 февраля 1987 С.Зивс, член “Совета антисионистского комитета”, заявил, что М.Непомнящий освобожден, но это заявление пока не подтверждено. С.Зивс сказал также, что заявления “с просьбой о помиловании” подали Леонид Вольвовский, Алексей Магарик и Юлиан Эдельштейн {1987, 5/6-1}. Этому утверждению С.Зивса также нет независимых подтверждений. Л.Вольвовскому сообщили, что его дело пересматривается.

20 февраля 1987 член ЦК КПСС В.Загладин сделал Вилли Брандту сообщение, которое западная пресса восприняла как сообщение об освобождении Низаметдина Ахметова. На самом деле В.Загладин сказал, что Н.Ахметов “освобожден из заключения” и проходит “лечение в больнице”. Это верно: заключенные СПБ формально считаются “освобожденными от уголовной ответственности”.

Сообщения об освобождении Галины Барац-Кохан и Валентины Голиковой [1987, 3-1] оказались ошибочными. Обе они находятся в настоящее время в тюрьме в Ростове-на-Дону. Видимо, с ними ведутся переговоры.

***

Стало известно, что в СИЗО КГБ “Лефортово” в Москве находится также Валентин Новосельцев. Здесь находился также Владимир Русак, но он отказался написать требуемое заявление и был отправлен обратно в лагерь.

В Ленинградском СИЗО КГБ находится Борис Митяшин. Он также отказывается писать заявление. Недавно ему было предоставлено свидание с другом, бывшим политзаключенным Арсением Рогинским.

В Тбилиси, в СИЗО КГБ, кроме названных ранее [1987, 3-1] находятся также Гурам Гогоберидзе и Вахтанг Забирадзе (это имя ранее известно не было).

В Харьковской тюрьме сейчас находится из политзаключенных только Генрих Алтунян, также отказывающийся писать заявление. Г.Алтунян угрожает начать голодовку, протестуя против незаконного содержания в тюрьме.

Сергей Ходорович находится по-прежнему в лагере в Норильске, сообщение о его переводе в “Лефортово” [1987, 3-1] было ошибочным.

Леонид Лубман, находившийся в лагерной больнице, возвращен в лагерь.

Находящиеся в ссылке Татьяна Великанова, Зоя Крахмальникова и Феликс Светов отказываются писать просьбы о помиловании и не освобождены.

***

Число освобожденных к настоящему времени политзаключенных все еще далеко не достигает объявленной цифры в 140 человек. Поименно известно об освобождении примерно 60 человек, по имеющимся в Москве сведениям – 97 чел.

Освобожденные москвичи получают постоянную прописку, освобожденные ленинградцы – временную, сроком на 1 год.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)…