Еще раз о мордовском лагере ЖХ-385/3 (1981, 16-5)

N 16 – 31 августа 1981

Сообщаем дополнительные сведения о мордовском политическом лагере ЖХ-385/3 [см. 1981, 4-7].

Начальником лагеря стал теперь капитан Николай Викторович Павлов (бывший зам. нач. по режиму). Замполитом является Николай Иванович Брезгин.

Мужская политическая зона (ЖХ-385/3-5) не примыкает к остальным зонам этого лагеря, как говорилось [в 1981, 4-7], а занимает отдельную территорию за проезжей дорогой. Начальником политических зон (мужской и женской) является кап. Сергей Гайниченко (его должность называется: начальник участка). Жена С.Гайниченко работает цензором.

От КГБ обе политические зоны курирует майор Куценко, занимающийся политзаключенными-украинцами, остальными политзаключенными занимается майор Тюрин.

Врач, ведущая прием в мужской политической зоне, – Зверкова.

Заключенные заняты шитьем и вывороткой рукавиц. Норма пошива 98 или 75 пар в день (в зависимости от модели), норма выворотки 380 пар. Норма пошива трудновыполнима.

По состоянию на апрель 1981 в мужской политической зоне было около 90 чел.

Лагерь ЖХ-385/3 находится в системе учр.ЖХ-385, так наз. “Дубровлаг”. Управление учр.ЖХ-385 находится в пос.Явас Зубово-Полянского района Мордовской АССР. Начальник “Дубровлага” полк.Новиков, нач. отдела КГБ при “Дубровлаге” – полк.Романов. Прокурор “Дубровлага” – Ганичев. Нач. отдела по надзору за соблюдением законов в ИТУ Прокуратуры Морд.АССР – Фофанов.

Мордовский лагерь ИТК-3 (1981, 4-7)

N 4 – 28 февраля 1981

Лагерь ЖХ-385/3 (неофициально называемый в Мордовии ИТК-3, т.е. исправительно-трудовая колония N 3) находится в пос.Барашево Теньгушевского р-на Мордовской АССР.

Он представляет собой, грубо говоря, вытянутый прямоугольник, разбитый последовательно на пять зон (“участков”). Эти участки таковы: 1 – зона для общеуголовных заключенных; заключенные заняты металлообработкой; 2- центральная больница для общеуголовных заключенных; на ее территории отгорожен один угол, где находится так наз. 12-й корпус – для психбольных; в 12-м корпусе есть специальные палаты для политзаключенных; 3 – центральная больница для политзаключенных с хирургическим, терапевтическим и туберкулезным отделениями; здесь же расположен центральный для обеих больниц, морг с прозекторской; главврач обеих больниц Виктор Викторович Кокорев; 4- женская общеуголовная зона; один угол ее отгорожен, имеется отдельная вахта-проходная тут содержатся женщины-политзаключенные; 5 – зона для политзаключенных-мужчин.

Женская политзона ИТК-3 – единственная женская политзона в СССР. В ней сейчас 8 заключенных (в 1980, 21-23 неточность): Т.Великанова, Г.Силивончик, Л.Листвина, О.Попович и четыре пожилые женщины, члены ИПЙ, в том числе Е.Алешина и М.Семенова. Неясно, где находится Л.Крылова, осужденная в одном процессе с Л.Листвиной [1979, 17-1]. Г.Силивончик работает дневальной, Л.Листвина и Т.Великанова шьют рукавицы. Прочие не работают: О.Попович по инвалидности (она на костылях), остальные по старости.

Мужская политзона также немногочисленна, но в ней все же несколько десятков человек. Производство такое же, что и в женской зоне – швейное.

В официальный индекс лагеря, указываемый в адресе, включается и номер участка. Так, женская политзона будет иметь индекс ЖХ-385/3-4, мужская – ЖХ-385/3-5 т т.д.

Начальник лагеря (всех пяти зон) – майор А.А.Зиненко, бывший ранее начальником отряда в политлагере N 17 и начальником в политлагере N 19 (оба ныне общеуголовные). Зам.начальника по режиму – кап.Павлов, нач.спецчасти (канцелярии и архива) – Зубкова.

О лагере особого режима (1980, 7-11)

N 7 – 15 апреля 1980

Стало известно, что в числе политзаключенных лагеря особого режима в Мордовии, переведенных в лагерь N 36 в Пермской обл., находятся, кроме Ю.Федорова и А.Мурженко, также Л.Лукьяненко и Б.Гаяускас. Согласно ст.51 ИТК РСФСР, перевод из лагеря особого режима в лагерь строгого режима, невозможен до истечения половины срока заключения. Поэтому маловероятно, что Лукьяненко и Гаяускас, переведенные в лагерь N 36, находятся на строгом режиме.

Сейчас поступили сведения, что в течение последних месяцев на территории бывшего расположения дивизиона внутренних войск лагеря N 36 строилась новая зона. По-видимому, она готовилась для перевода из Мордовии контингента политзаключенных особого режима. По пока неподтвержденным сведениям, начальником ее должен быть майор Федоров – бывший зам. нач. по режиму лагеря N 36 (строгого режима). Поскольку номер новой зоны тот же, что и старой (N36), вероятно, что она стала одним из подразделений этого лагеря (вероятно, ВС-389/36-2 ?).

“Особый” политический лагерь (1979, 12-9)

N 12 – 30 июня 1979

Единственный политический лагерь особого режима находится в пос.Сосновка Зубово-Полянского р-на Мордовской АССР. Его номер ЖХ-385/1-8 (т.е. 8 “участок” ИТК-1 Управления ЖХ-385, так наз. “Дубровлага”; прочие “участки” – для обычных уголовников).

  • Начальник лагеря ИТК-1 – подполковник Сатаев.
  • Начальник 8-го участка – майор В.Некрасов.
  • Зам. нач. лагеря по режиму – майор Сергушин.
  • Зам. нач. по политчасти – кап. Мустайкин, в прошлом начальник отряда в ИТК-19 [см. 1979, 9-12].
  • Нач. оперчасти – майор Соломин.
  • Начальник части инвентарного снабжения – лейтенант Корнели.
  • Цензор – Паукова.
  • Зав. домом свиданий, выдачей посылок и бандеролей Г.Подран.
  • Начальник санчасти – фельдшер И.Н.Денисова.
  • Дежурные помощники начальника колонии (ДПНК) – ст.лейт. В.Тазин и Н.Д.Надежкин, имя третьего (капитан) – неизвестно.
  • Уполномоченный КГБ по лагерю – кап. А.И.Тюрин.
  • Надзирателями на “участке” работают прапорщики Апушкин, Вешкин, Глинов, Дмитриев, Евтешин, Завьялов, Подран, Столяров и Щукин.

Заключенные работают в цеху по шлифовке подвесок для люстр из хрустального (содержащего свинец) стекла. Люстры выпускает завод в г.Саранске. Руководит производством в лагере вольнонаемный мастер Вешкин.

На 8-м участке сейчас находится 33 заключенных, из них 12 – военные преступники, много попавших в политический лагерь из общеуголовных лагерей. Заключенные размещаются в 8 камерах. Недавно, после долгих требований заключенных, в камерах были убраны деревянные нары и оборудованы, в соответствии с законом, индивидуальные спальные места.

Лагерь находится в подчинении Управления ЖХ-385 в пос.Явас. Начальник Управления – полковник Спирин. Его заместитель по режиму – подполковник Новиков, по оперативной работе – подполковник Кривов.

ИТК-19 (1979, 9-12)

N 9 – 15 мая 1979

После ликвидации мужской политической зоны ЖХ-385/3-5 в. пос. Барашово [см. 1979, 7-11] лагерь ЖХ-385/19 в пос. Лесной (Уморский) остался единственным политическим лагерем строгого режима в МордАССР (рабочее название исправительная трудовая колония ИТК-19).

Начальником его является капитан Киселев, прежде бывший начальник оперативной части в том же лагере.

Зам. начальника по режиму – ст. лейтенант Зиненко, бывший начальник отряда в ныне ликвидированном ИТК-17а. Прежний зам. начальника по режиму подполковник Вельмакин, славившийся своим садизмом, ныне работает в министерстве культуры Мордовской АССР, в управлении по охране памятников культуры.

Начальник оперативной части – кап. Якубенко, бывший раньше лишь помощником начальника оперчасти. Теперь его помощник ст. лейтенант Воробьев. Зам. начальника по политической части – бывший начальник отряда капитан Кильгишов.

Начальник части инвентарного снабжения – капитан Кузне цов. Цензор – жена замполита Т. Н. Кильгишова. Зав. домом свиданий, выдачей посылок и бандеролей – сержант М. Иншакова. Начальник санчасти – Л.Ф. Родкина, фельдшеры Л. И. Кузнецова и М. Т. Лукина.

Директор завода майор Емельяненко. Завод деревообделочный, главная продукция его часовые футляры, изготовляемые для часового завода в г. Сердобске Пензенской обл.

Дежурные помощники начальника колонии (ДПНК) – майор Чекмырев, капитан Беглов, ст. лей тенант Федотов, лейтенант Андреев.

Из существовавших ранее 6 отрядов – ныне только три, ибо население лагеря сократилось с 450 до 175 (главным образом в результате уменьшения числа военных преступников). Начальники отрядов: 1-го – капитан Гайченко, 2-го – капитан Хлевин, 3-го – ст. лейтенант Пятаченко.

Уполнамоченный КГБ по лагерю – капитан Борода, его помощник-Буртышев. Лагерь курирует Отдел КГБ при Управлении Дубровлага (система Мордовских лагерей) в пос. Авас. Начальник Отдела – полковник Романов, его заместитель подполковник Трясоумов.

Надзирателями в лагере работают: прапорщики Бутаков, Дацик, Инцаков, Коняев, Коркаш, Матвеев, Орешкин, Резанов, Фролкин, Шлепанов, старшина Лоскутов и еще трое, имена которых неизвестны.

Хельсинкская группа в Мордовском лагере (1979, 9-5)

N 9 – 15 мая 1979

Образована новая Хельсинкская группа в политическом лагере особого режима в пос. Сосновка МордАССР (номер подразделения сейчас изменен в лагере вместо ЖХ-385/1-6 теперь стал ЖХ-385/1-8).

В Группу входят члены Украинской Хельсинкской группы Л. Лукьяненко и А. Тихий, присоединившийся позднее к Литовской Хельсинкской группе Б. Гаяускас [см. 1978, 3-8], а также Богдан Ребрик. В группу входили, кроме них, еще Э. Кузнецов, член Московской Хельсинкской группы А. Гинзбург ( до их высылки из СССР) и В. Романюк (до выезда в ссылку).

Группа составила три документа.

Первый касается смертной казни. Группа сообщает, что в каждой из трех небольших областей: Брянской, Калужской и Житомирской казнят ежегодно 5-6 человек. Группе известны имена 20 казненных в 1976-1978 гг. (Если данные группы пересчитать на весь СССР, пропорционально населению, то это дает не менее 1300 казней в год).

Второй документ касается необходимости связать политическую разрядку с разрядкой военной и отменить обязательную воинскую повинность в странах, где это еще не сделано.

Третий документ касается преследований верующих в лагерях: запретов исполнения религиозных обрядов, конфискации крестов, ермолок, религиозной литературы, писем на религиозные темы и т.п.

Освобождение Ниедре (1979, 6-9)

N 6– 31 марта 1979

24 марта 1979 досрочно был освобожден Лаймонис Ниедре (р.1924). Шведский гражданин латышского происхождения, он был арестован 23 июня 1978 во время туристской поездки и обвинен в шпионаже.

Вместе с ним был арестован советский гражданин латыш Янис Скудра, обвиненный в содействии Ниедре. Как шпионская деятельность было расценено то, что Ниедре, при содействии Скудры, снимал фильм “Руины обвиняют” – о разрушенных или приходящих в упадок церквях Латвии. Ниедре был приговорен к 10, а Скудра – к 12 годам строгого режима.

***

Ниедре отбывал наказание в единственном в СССР лагере для иностранцев (Мордовская АССР, учр.ЖХ-386/5).

В лагере сейчас 115 заключенных, из них 15 – из западных стран, а 100 – из Восточной Европы, других соцстран и третьего мира. Вопреки Исправительно-трудовому кодексу (ст.18 ИТК РСФСР), особо-опасные государственные преступники (каким считался Ниедре) содержатся тут совместно с обычными уголовниками. Условия содержания много лучше, чем в лагерях для граждан СССР.

Ниедре был освобожден в результате сильного давления со стороны правительства Швеции. Он уже прибыл в Стокгольм.

Вокруг дела Ирины Ратушинской (1983, 16-4)

N 16 – 31 августа 1983

7 апреля 1983 состоялось рассмотрение кассационной жалобы И.Ратушинской. Из эпизодов обвинения были исключены написание черновика письма знакомому в Израиль и шуточного поздравления знакомой [1983, 12-11]. В приговоре осталось лишь написание ряда стихотворений (“Ненавистная моя Родина”, “Письмо в 21-й год”, “А мы остаемся на клетках чудовищных шахмат” и др.). Мера наказания оставлена без изменения.

12 апреля 1983 И.Ратушинскую направили этапом в женский политический лагерь в пос.Барашево МордАССР. В августе 1983 И.Ратушинская проводила трехдневную голодовку, т.к. ей отказывались предоставить свидание с мужем Игорем Геращенко. В результате свидание было все же предоставлено.

По непроверенным данным, суд, рассматривавший дело И.Ратушинской в первой инстанции [1983, 5-10], вынес частное определение о возбуждении дел по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) против киевлян: супругов Олега Михайловича и Марины Константиновны Гришиных, Марка Лейзеровича Остромогильского, супругов Леонида и Лилианы Варвак и Игоря Геращенко. О. и М. Гришины были в конце апреля 1983 доставлены в районное управление КГБ, где им было сделано “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

Против О. и М.Гришиных и М.Остромогильского было возбуждено дело об отказе от дачи показаний на суде над И.Ратушинской. В суде они мотивировали свой отказ тем, что право И.Ратушинской на защиту было нарушено, а на них самих в ходе следствия оказывалось давление. Они отказались также от показаний, данных в ходе предварительного следствия. Суд над ними был назначен на 4 июня 1983, но результаты суда пока неизвестны.