Инцидент на Московском радио (1983, 10-4)

<<N 10 – 31 мая 1983>>

18 мая 1983 в программе новостей Московского радио на английском языке диктор Владимир Данчев (р. 1948) объявил, что вожди афганских племен “призвали к борьбе против советских оккупантов”.

20 мая 1983 В.Данчев сообщил в той же программе, что “Советский Союз вновь показал, что он не готов к выработке конструктивных решений об ограничении ядерных вооружений в Европе”.

23 мая 1983 В.Данчев, сообщая о событиях в Афганистане, в трех последовательных выпусках новостей вновь сделал резкие критические замечания в адрес Советского Союза (“деятельность, проводимая с территории Советского Союза, ставит под угрозу существование народа Афганистана”, “население Афганистана играет все большую роль в защите своей территории от банд, проникающих из СССР” и т.д.).

Читать далее

Суд над Марком Морозовым (1981, 1-6)

«N 1 – 15 января 1981»

5 января 1981 выездная сессия Верховного Суда КомиАССР в Воркуте начала слушание дела Марка Морозова [1980, 23/24-30 и ранее], обвинявшегося по ст.70 ч.1 УК РСФСР.

Председательствовал зам.председателя ВС КомиАССР Ермолаев, обвинение поддерживал прокурор Щербаков. От назначенного ему воркутинского адвоката Кацафани Н.Морозов отказался и потребовал московского адвоката Дубровскую, а когда выяснилось, что та занята – своего брата Даниила Морозова. Суд удовлетворил его просьбу и сделал перерыв на 2 дня, чтобы Д.Морозов мог ознакомиться с делом. Братья, однако, не нашли общей позиции для защиты и М.Морозов защищает себя сам. Суд возобновился 8 января

М.Морозову инкриминируется написание статьи об интервенции в Афганистане, распространение “Архипелага ГУЛАГ”, размножение статьи И.Померанцева “Око и слеза”, устные вызказывания. Свидетелями выступоли воркутинские жители Сосновский, Лужков, машинистка В.Месяцева, перепечатывавшая статью И.Померанцева, мать и дочь Гамбург, получавшие от Морозова “Архипелаг ГУЛАГ”, бывший воркутинец Александр Ступников, принесший статью об Афганистане на обыск к И.Каплун, где она была изъята [см. 1980, 6-6].

М.Морозов отрицает все эпизоды обвинения, кроме распространения “Архипелага ГУЛАГ”. Окончание дела ожидалось не ранее 14 января 1980, сведений о приговоре пока не поступало.

Демонстрации против войны в Афганистане (1987, 24-1)

«N 24 – 31 декабря 1987»

На заявление Группы доверия в Исполком Моссовета о разрешении на проведение 26 декабря 1987 демонстрации протеста против войны в Афганистане зам. председателя Исполкома А.Костенко ответил отказом, мотивируя его тем, что улица, избранная демонстрантами, – большая транспортная артерия.

А.Костенко также указал на “активные шаги” советского правительства в направлении мира в Афганистане. 23 декабря 1987 Евгения Дебрянская, Дмитрий Пергамент, Александр Рубченко и Николай Храмов были приглашены в Исполком Моссовета, где с ними говорил зам. председателя Исполкома Лебедев. Он предупредил, что “не исключены хулиганские выходки со стороны москвичей, поддерживающих оказание военной помощи Афганистану”.

23 декабря 1987 на некоторых вагонах московского метро появились надписи “Свободу Афганистану!”

24 декабря 1987 в здании факультета журналистики МГУ во время просмотра дипломных фильмов выпускников ВГИК Е.Дебрянская, Д.Пергамент, А.Рубченко и Н.Храмов разбросали листовки с призывом прийти на демонстрацию.

Читать далее

Мы солидарны с политзаключенными

«Другие сообщения и тексты»

Заявление политзаключенных советской поры

8 февраля 2021 г.

Мы, политзаключенные советской поры, прошедшие через тюрьмы, лагеря, штрафные изоляторы, пытки голодом и холодом и тому подобные способы советского «перевоспитания», с возмущением узнаем о неправовых задержаниях, избиениях, о пыточных условиях в местах предварительного заключения тех, кто выходил на мирные акции протеста в последние дни.

Читать далее

Наша кампания за амнистию [1986]

«Другие сообщения и тексты»

Александр Подрабинек

Надо было что-то делать. Шумно объявленные перестройка и гласность давали повод также шумно требовать освобождения политзаключенных. Казалось естественным, что люди, севшие когда-то за требование гласности, теперь должны быть немедленно освобождены. В этом вопросе власть сама загнала себя в угол. Надо было подтолкнуть ее к неизбежному решению.

Летом 1986 года мы часто виделись с Ларисой Богораз. Она жила на даче в Карабаново, в 25 километрах от Киржача. Мы часто приезжали к ней в гости на велосипедах или моем мопеде. Лариса тоже считала, что нельзя сидеть сложа руки. А еще какой-то неведомый инстинкт подсказывал нам, что на переломе истории возможно всё, и надо поспешить.

В начале августа Лариса узнала, что ее муж Анатолий Марченко объявил в Чистопольской тюрьме голодовку с требованием освобождения всех политзаключенных.

Читать далее