Суд над Надеждой Фрадковой (1984, 24-5)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

12 декабря 1984 Надежда Фрадкова [1984, 15-24] была освобождена из ПБ. Она была признана вменяемой.

Немедленно по освобождении Н.Фрадкова была арестована. Ей было предъявлено обвинение по ст.209 УК РСФСР (“тунеядство”). Предупреждение об ответственности за “тунеядство” было сделано Н.Фрадковой 5 июня 1984. Однако сразу после этого Н.Фрадкова была госпитализирована в связи с обострением аппендицита. По выходе из больницы Н.Фрадкова через некоторое время была принудительно госпитализирована в ПБ. У нее не было времени искать работу.

Читать далее

Дело иеромонаха Павла (1984, 23-3)

«N 23 – 15 декабря 1984»

Иеромонах Павел ( в миру Петр Владимирович Лысак, р.1941) окончил Одесскую семинарию, а затем Духовную Академию в Загорске.

В 1975 под давлением властей был вынужден покинуть Троице-Сергиеву Лавру. Жил в г.Кимры Калининской обл., где работал электриком, но часто приезжал в Москву, где у него было много духовных сыновей и дочерей. Он встречался с ними на частной квартире.

На этой квартире о.Павла дважды задерживали – в марте 1984 и 4 августа 1984. При задержании проводились обыски (без санкции прокурора), изымалась религиозная литература. У о.Павла оба раза была взята подписка о выезде из г.Москвы.

Читать далее

Смерть Николая Сорокина (1982, 20/21-1)

<<NN 20/21 – 15 ноября 1982>>

В 1980 в Днепропетровской СПБ скончался политзаключенный Николай Аполлонович Сорокин (р.1953).

Слесарь Н.Сорокин был арестован в 1977 и обвинен по ст.187 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Его признали невменяемым и направили на принудительное лечение. До этого его уже 4 раза помещали в ПБ по политическим мотивам.

С декабря 1978 Н.Сорокин находился в 4 отделении Днепропетровской СПБ, где заведующим был кап. Анатолий Ковунников, секретарь парторганизации СПБ. В результате активного медикаментозного лечения у Н.Сорокина началась болезнь почек. Терапевтического лечения Н.Сорокин не получал. Когда состояние Н.Сорокина стало критическим, врачи предложили перевести его в ПБ общего типа, но начальник Днепропетровского УКГБ п/п Капустин это запретил. В марте-апреле 1980 вследствие отсутствия соответствующего лечения и ухода Н.Сорокин скончался. Он похоронен на тюремном кладбище г.Днепропетровска. Матери не разрешили взять тело сына для захоронения дома.

После смерти Н.Сорокина кап. Ковунников снят с должности зав. отделением и освобожден от обязанностей секретаря парторганизации. Секретарем избран кап.Поляничко, дежурный офицер охраны СПБ.

О неофашистах (1982, 18-3)

«N 18 – 30 сентября 1982»

Во время демонстрации неофашистов 20 апр. 1982 [1982, 8-23], в кинотеатре “Россия”, выходящем на Пушкинскую площадь, разбрасывались листовки профашистского содержания.

Во время самой демонстрации произошли столкновения между неофашистами и собравшейся публикой (о демонстрации было широко известно заранее). По ряду сообщений, драки быстро пресекались милицией. Тем не менее, в реанимационное отделение расположенной поблизости больницы N 24 было доставлено в тяжелом состоянии около десяти человек.

Читать далее

Арест Ольги Антонив (1982, 18-1)

«N 18 – 30 сентября 1982»

В конце авг. 1982 в г.Львове арестована врач Олена (Елена) Тимофеевна Антонив (р.1937), жена политссыльного Зиновия Красивского.

Перед ее арестом, 18 авг. в газете “Вiльна Украiна” была опубликована статья “Антонив и Клеопатра” с резкими нападками на Е.Антонив. Статья обвиняла Е.Антонив в том, что та, будучи представителем Русского общественного фонда помощи политзаключенным и их семьям, присваивала деньги Фонда. В статье сопоставляются данные из отчетов Е.Антонив, изъятых при обыске у распорядителя Фонда С.Ходоровича в Москве, и показания ряда политзаключенных и членов их семей. Согласно этим показаниям (так, как они процитированы газетой, политзаключенные и их семьи либо вообще не получали помощи, либо получали в меньшем объеме, чем указывала Е.Антонив. Газета приводит показания Екатерины Мандрик, Михаила Осадчего, Екатерины Зарицкой, Марии Гель. Упоминаются в той же связи также имена Петра и Василия Сичко, Ирены Зисельс, Василия Стрильцива (сопоставляются отчеты Е.Антонив и цифры, проставленные на бланках почтовых переводов).

Адрес Е.Антонив до ареста: УССР, г.Львов, ул. Спокойная, 13. На ее попечении находится сын ее мужа Тарас (р.1966). Ее муж Зиновий Михайлович Красивский находится в ссылке в Тюменской области.

Дело С.Калистратовой и прекращение работы Московской Хельсинкской группы (1982, 17-1)

«N 17 – 15 сентября 1982»

В начале сентября 1982 прошла большая серия допросов по делу члена Московской Хельсинкской группы С.Калистратовой [1982, 2-3]//.

К следователю Ю.Воробьеву были вызваны Ф.Кизелов, Л.Терновская, Ю.Шиханович, Т.Трусова, был допрошен также арестованный В.Гринев. Вновь дважды допрашивали саму С.Калистратову. 10 сентября 1982 следствие было завершено и С.Калистратова со своим адвокатом Е.Резниковой начала знакомиться с материалами дела.

Читать далее

Дело Ермака Лукьянова (1982, 16-3)

«N 16 – 31 августа 1982»

Ермак Лукьянов (р. 1 мая 1914), по национальности калмык, по профессии агроном, попал в плен во время Отечественной войны в чине, по-видимому, капитана.

Был освобожден из лагеря для военнопленных американцами, в 1945-1946 приехал в Бельгию, где поселился и начал работать на шахте. У Е.Лукьянова с женой – 9 детей. В последнее время они жили в г.Льеже. В 1966 Е.Лукьянов получил бельгийское гражданство.

В 1967 он вместе с сыном посетил СССР в качестве туриста, а летом 1968 решил этот визит повторить. На обратном пути на польско-советской границе Е.Лукьянова задержали. Сына отпустили, а сам Е.Лукьянов был арестован. Е.Лукьянов был помещен в Днепропетровскую СПБ, а через несколько лет переведен в Казанскую СПБ.

***

Весной 1982 Е.Лукьянов был привезен на психиатрическую экспертизу в Москву в Институт им.Сербского. Ожидалось, что в случае признания Е.Лукьянова здоровым, он может быть подвергнут суду и приговорен к значительному сроку заключения. Насколько можно предполагать, после ареста Е.Лукьянову намеревались предъявить обвинение в “измене Родине”, но затем, в соответствиями со ст.11 УК РСФСР, его направили на принудительное лечение в ПБ.

Эта статья гласит, что лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения приговора психически заболевшее, может быть по суду направлено на принудительное лечение, а по выздоровлении – подлежать наказанию. 10 июня 1982 Е.Лукьянов возвращен в Казанскую СПБ.

Преследования баптистов (1982, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1982»

Продолжаются аресты членов незарегистрированных церквей ЕХБ.

12 января 1982 арестован Борис Николаевич Белан (р.28 мая 1954). Его мать Мария Семеновна живет по адресу: 700171, Ташкент, ул.Лисунова, кварт.4, д.40, кв.27.

23 февраля 1982 арестован Петр Иванович Олейник (р.10 апр. 1932). Его жена Лидия Михайловна и 7 детей живут по адресу: 290005, УССР, г.Львов, ул.Ватутина, 9, кв.4.

12 марта 1982 арестован Вячеслав Константинович Алексеев (р.27 сентября 1936). Его жена Елизавета Илларионовна с 3 детьми живет по адресу: 450083, БашкАССР, Уфа, ул.Шафиева, 6, кв.14.

6 апр. 1982 арестован Василий Карпович Мегед (р.15 авг. 1953). Его жена Клавдия Макаровна с 7 детьми живет по адресу: 368800, ДагАССР, г.Кизляр, ул.Новоселовская, 44.

Читать далее

Суд над Валерием Абрамкиным (1980, 19-1)

«N 19 – 15 октября 1980»

Слушание дела В.Абрамкина [1979, 23-2] было назначено на 24 сентября 1980 в Мосгорсуде. Однако, адвокат В.Абрамкина Д.М.Аксельбант постановлением следователя Бурцева был отстранен от дела за требование освобождения Абрамкина в связи с истечением законного срока содержания под стражей [1980, 17-19]. Суд назначил нового адвоката Ефремова, и по совместной просьбе его и Абрамкина слушание дела было отложено на 1 октября 1980, дабы адвокат мог ознакомиться с делом.

Суд возобновился 1 октября Председательствовала судья Евстигнеева, народные заседатели Малышев и Баранов (они же слушали дело В.Сокирко [1980, 18-5]), прокурор Острецова. Абрамкин обвинялся по ст.190-1 УК РСФСР. Ему инкриминировалось редактирование журнала «Поиски» и «авторство статьи в одном из номеров о суде над А.Гинзбургом».

Читать далее

Демонстрации против войны в Афганистане (1987, 24-1)

«N 24 – 31 декабря 1987»

На заявление Группы доверия в Исполком Моссовета о разрешении на проведение 26 декабря 1987 демонстрации протеста против войны в Афганистане зам. председателя Исполкома А.Костенко ответил отказом, мотивируя его тем, что улица, избранная демонстрантами, – большая транспортная артерия.

А.Костенко также указал на “активные шаги” советского правительства в направлении мира в Афганистане. 23 декабря 1987 Евгения Дебрянская, Дмитрий Пергамент, Александр Рубченко и Николай Храмов были приглашены в Исполком Моссовета, где с ними говорил зам. председателя Исполкома Лебедев. Он предупредил, что “не исключены хулиганские выходки со стороны москвичей, поддерживающих оказание военной помощи Афганистану”.

23 декабря 1987 на некоторых вагонах московского метро появились надписи “Свободу Афганистану!”

24 декабря 1987 в здании факультета журналистики МГУ во время просмотра дипломных фильмов выпускников ВГИК Е.Дебрянская, Д.Пергамент, А.Рубченко и Н.Храмов разбросали листовки с призывом прийти на демонстрацию.

Читать далее

Положение “Группы доверия” (1984, 1/2-9)

«1/2 — 31 января 1984»

Летом и осенью 1983 в Группу по установлению доверия между СССР и США вошло несколько новых членов, в том числе канд. физ.-мат. наук физик Алексей Владимирович Лусников (р. 1954-1955), его жена Ольга (программист), канд. географических наук Виталий Барабаш.

Все //трое вскоре после этого были уволены с работы (А.Лусников из Института метеорологии, В.Барабаш – из Института географии АН СССР).

***

16 декабря 1983 в Москву из ссылки на лечение приехал О.Радзинский. До того, как лечь в больницу, он провел неделю дома, встречался с членами Группы, уговаривал их “покаяться”.

Члены Группы Ю.Хоронопуло, В.Блок, Г.Крочик были вызваны в КГБ, где им заявили, что необходимым условием их выезда из СССР является их выход из Группы. Все трое немедленно согласились написать заявление о выходе. Без объявления причин из Группы вышел В.Бродский и, по-видимому, также С.Розеноер (последнее время он перестал общаться с членами Группы).

***

Дело по обвинению О.Медведковой [1983, 23/24-6] по ст.193 ч.2 передано уже в суд. О.Медведкова обвиняется в нанесении милиционеру Потапову “легких телесных повреждений”. “Преступление”, как утверждается, совершено в день суда над О.Радзинским, 13 октября 1983 в 11 час. утра.

О.Медведкова потребовала вызвать свидетелем Льва Дудкина, с которым она в указанное время беседовала. Л.Дудкина вызвали в милицию, где его встретил представитель КГБ, при котором находился 10-летний мальчик. Л.Дудкину было сказано, что, если он не даст нужных показаний, то этот мальчик готов показать, что Л.Дудкин его растлил.

Процесс освобождения политзаключенных (15/16-1)

«NN 15/16 – 31 августа 1987»

Поступают, иногда с опозданием, сведения о дальнейших освобождениях политзаключенных.

Стало известно еще о двух политзаключенных лагеря особого режима, которые были досрочно освобождены: это Азат Аршакян (20 августа 1987) и Ашот Навсардян (31 августа 1987). Последний перед освобождение несколько дней провел в больнице. 17 июля 1987 советское посольство в Лондоне в ответ на запрос английского Пен-клуба сообщило, что якобы освобожден также Март Никлус, но это сообщение не подтвердилось.

Стало известно о освобождении еще двух политзаключенных, арестованных по ст. 64 УК РСФСР. В июне 1987 освобожден Анатолий Семенов. Освобожден также Владимир Осипов. Подтверждено освобождение Дайниса Лисманиса [1987, 10-1] – он освобожден в конце 1986.

Из политических лагерей освобождены Василий Стрильцив и Григорий Дман (последний, видимо, уже давно). Стало известно, что еще в середине 1987 были помилованы Михаил Капаров, Юрий Залепа и Виталий Блюмович (последний в августе 1986). Из ссылки освобождены – из числа осужденных по ст. 70 УК РСФСР и ее аналогам – Борис Манилович и Рафаэль Папаян.

Освобождены из лагерей баптисты Анна Янушевская, Иван Числин (13 мая 1987), Зинаида Вильчинская (30 июня 1987), Эвелина Жуковская (23 июля 1987), Владимир Филиппов (1 августа 1987).

Из уголовного лагеря также освободился Леонид Шраер. Из ссылки освобожден Всеволод Кувакин (в апреле-мае 1987). В мае 1987 освобожден ссыльный Роман Есип. Иван Шабура освобожден из ссылки, видимо, по амнистии.

Сообщение об освобождении Гурама Гогбаидзе [1987, 14-1] оказалось ошибочным. Поступило также сообщение об освобождении Гочи Абуладзе, но оно тоже, возможно, недостоверно. Оксана Попович [1987, 14-1] освобождена не досрочно, а по концу срока.

Баптисту Михаилу Савченко сокращен на 10 мес. срок (возможно, по амнистии). Теперь его срок кончается в апреле 1988.

20 мая 1987 был отменен приговор, вынесенный баптисту Василию Решетову [1985,13-4] – 3 г. лишения свободы с отсрочкой на 2 года. Таким образом, В.Решетов остается на свободе.

Стало известно о нескольких освобождениях из ПБ. Освобождены Гарник Царукян, Анатолий Яворский, Анатолий Сенин, Василий Рыбак, Иван Литвинов. В конце мая 1987 суд принял решение об освобождении Льва Убожко и в начале июня он был освобожден. Суд Шаумянского р-на г.Еревана под председательством Карамяна 30 июля 1987 принял решение об освобождении из ПБ кришнаита Армена Саакяна. Этот же суд принял решение о переводе в ПБ общего типа (ПБ Советашенского р-на г.Еревана) двух других кришнаитов: Карена Саакяна и Сурена Карапетяна. Это последнее решение было принято после того, как комиссия из института им. Сербского под председательством зав. амбулаторным отделением института Людмилы Анисимовны Подрезовой 20 мая 1987 рекомендовала перевод обоих кришнаитов в ПБ общего типа. У них было взято устное обещание не распространять идеи Харе-Кришна и не поддерживать связи с Западом.

23 июля 1987 переведен из Благовещенской СПБ и ПБ общего типа Егор Волков. Сейчас он находится в ПБ по адресу: 676905, Амурская обл., Благовешенский р-н,с. Усть-Ивановское, ПБ, 2-е мужское отделение.

Находящегося в Алма-Атинской СПБ Майгониса Равиньша комиссия рекомендовала к выписке еще 3 апреля 1987, однако, освободить его невозможно, ибо никто из родственников не соглашается стать его опекуном. Психическое здоровье М.Равиньша сейчас,по-видимому. действительно расстроено.

31 августа 1987 председатель Совета по делам религий при СМ СССР К.Харчев, находившийся в США, заявил сенатору-республиканцу Ричарду Лагеру, что до ноября 1987 все “узники веры” будут освобождены.

The release of a large group of political prisoners (February 1987)

<<USSR News Brief, 15 February 1987>>

During the first week in February 1987 a large group of political prisoners were released from the political camps, Chistopol Prison (Tatarstan) and internal exile.

[Note – Throughout 1987 there were often erroneous reports about the release of individuals who were still in the camps or in exile. In this and following reports during the year the names and surnames of those not yet released are underlined in the text and in the lists, ed.]

The prisoners or exiles were released on the basis of two edicts issued [in February 1987] by the Presidium of the USSR Supreme Soviet: Edict No 6463-xi concerned the pardoning of a listed  group of individuals; and Edict No 6462-xi concerned the release of another group “from continuing to serve their sentence”.

At a press conference on 11 February 1987, USSR Foreign Ministry spokesman Gennady Gerasimov state that yet another decree concerning the release of the prisoners had been passed by the Presidium on 9 February 1987, but it has still not been published. Furthermore, no one has been freed since 9 February whose release could be linked to that decree.

The information we are receiving about the release of prisoners and exiles is quite contradictory. When this issue of USSR News Brief was due to appear, we knew of 34 individuals who have been released within the terms of the two Decrees.

[Note – One of those named in this report, Mikhail Kukobaka would not actually be released for another six weeks; all but two of the rest had served four years and less of a sentence of imprisonment in the camps or in Chistopol Prison.]

Other names have appeared in the press and agency reports. It was mistakenly announced that Genrikh Altunyan and Victor Nekipelov have been released. Others named have already reached the end of their sentences or were released earlier (Lagle Parek, Vadim Yankov and Antanas Terleckas).

There have also been reports about the release of five other prisoners – Belyakov, Dubinsky (or Dubensky), Gridnev, Pashtents [actually Arvo Pesti] and Georgy Kashlev. Either they are formerly unknown political prisoners, or their names have become distorted in transmission.

The Ministry of Foreign Affairs
holds a press conference

At the aforementioned press conference, Gerasimov declared that 140 people had already been released and that “approximately the same number” were due for release.

The procurator who spoke to political prisoners from the Perm camps before their release, said that all who had been convicted under Article 70 (Anti-Soviet Agitation and Propaganda) and the analogous laws in the Criminal Code of the other 14 Union Republics were due for release, as were those convicted under Article 64 (Treason)  who should have been prosecuted for “unlawful crossing of the border”, not for treason.  During that same conversation the procurator said the present Decrees issued by the Presidium of the USSR Supreme Soviet would not apply to those being held in special-regime penal colonies.

We can state with confidence that 140 prisoners have not yet been released. Reports of the release of those listed above arrived during the first days after the 2 February 1987 Decree was adopted. Then the flow of new names almost came to a halt, which had nothing to do with difficulties in obtaining information. The number of those actually freed is still not clear. Before Sergei Grigoryants was released, Major Akhmadeyev, director of Chistopol Prison, showed him a list of those due for release. It contained 51 names. […]

At the press conference, Gerasimov said that all those released had appealed for a pardon to the Presidium of the USSR Supreme Soviet. The situation, in reality, was far more complex and the true circumstances of these prisoners’ release were not entirely clear.

Certain political prisoners indeed applied for a pardon. It was suggested to the great majority that they adopt some kind of compromise formula and many wrote such appeals as “I did not commit and shall not commit State crimes”. For the signatory it was important to state that he (she) did not consider him/herself guilty; the authorities were keen to obtain her / his promise that she / he would not commit such crimes in future.

Some, evidently a minority, were not asked to sign anything and yet they were released. Who belongs to which category in the aforementioned list is hard to say, thus far.

Political prisoners released from the Perm camps were taken in groups to the nearest rail station (which was cordoned off at the time) and put on trains. From there on, they journeyed without guard or escort. It’s known that many, if not all, of the freed prisoners were given instructions to reach their chosen place of residence within three days (which is rather strange because the receipt of a pardon restores the same rights to a prisoner as other citizens). Almost all chose their place of residence, including Moscow and Petersburg, where they were living before their arrest. So far as is known they have not been encountering difficulties in getting a resident permit (propiska).

A special group

Certain prisoners, transferred from the camps and Chistopol Prison to detention centres near their pre-arrest place of residence, find themselves in a special position.

Mikhail Rivkin, Alexei Smirnov, Valery Senderov and Sergei Khodorovich are all in Moscow at the KGB’s Lefortovo detention centre. Negotiations are proceeding with Senderov and Khodorovich, and with their relatives, about their emigration from the USSR (the authorities insist on it). Senderov’s mother was allowed to see him in order to convince her that he is not presently on hunger strike. It is a demand that all at Lefortovo write some statement or other. Mikhail Rivkin has written a detailed statement of unknown content, but he has not yet been released.

The brothers Tengiz and Eduard Gudava, Emmanuil Tvaladze and, it would seem, Irakly Tsereteli (and someone else, making a total of 5-6 people) are being held at the KGB detention centre in Tbilisi. Attempts are being made to obtain statements from them as well. Tengiz Gudava has refused to write any type of statement.

Genrikh Altunyan, Yevgeny Antsupov and Anatoly Koryagin have been transferred to the KGB detention centre in Kharkov. As stated above, Antsupov was soon released. Not long before her husband was freed, Antsupov’s wife was told that they would soon be permitted to emigrate. Koryagin’s situation is more complicated. They did not let his wife see him on 3 February, as promised, but asked her to ring on 5 February 1987. When she phoned, she was told that Koryagin had been moved somewhere else. Later it became known that he was in the KGB’s Kiev detention centre. His wife was told that his case was “being examined by the USSR Supreme Soviet Presidium”. As we reported earlier, to begin with negotiations were held with Koryagin’s wife about their emigration as a family. Koryagin’s wife said that not only Anatoly Koryagin was being held in detention, but also their son Ivan. To which the KGB replied that it would “not be a problem” to release their son. Ivan Koryagin was even transferred to a camp in the town of Balakleya, not far from Kharkov. Now, however, conversation about leaving the country has ended.

Cases still under review

Evidently, the cases of those who remain in the camps are being re-examined. For instance, Vyacheslav Cherepanov and Bogdan Klimchak (both convicted under Article 64 or its equivalent) and a number of other people have already had their photos taken for the ID document [internal passport] that is given to a prisoner who has been freed. They have not yet been released.

The sharp reduction in prisoners in the Perm political camps has led to their internal re-organisation. There are no longer permanent guards outside the punishment cells at camp VS-389/35 and equipment has been removed from the work rooms. Criminal prisoners have been set to work in the boiler room.

Discussions are continuing about the future of political prisoners who are held in camps for criminal offenders. The wife of Vladimir Albrekht was told that he would return to Moscow in the nearest future, perhaps on 16 February even. The conditions under which he is being released are as yet unknown. There were also negotiations with Josif Zissels about signing some statement.

Exiles signing a pardon or
asking for a case be reconsidered

Felix Svetov and Zoya Krakhmalnikova, who are in exile, have been asked to write a statement requesting a pardon. They have refused to do so. On 27 January 1987, Ivan Kovalyov and Tatyana Osipova who are in exile requested a review of their case. The procurator of the Kostroma Region considered their statement unsatisfactory, although he agreed to accept it.

 

 

О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

«N 1 – 15 января 1982»

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Суд над Кувакиным (1981, 23/24-3)

«NN 23/24 – 31 декабря 1981»

22-23 декабря 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского района слушала дело по обвинению Всеволода Кувакина [1981, 8-3] по ст. 70 УК РСФСР.

Председательствовал зам. председателя Мосгорсуда В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор А.Головин, защищал В.Кувакина адвокат В.Швейский. Из близких обвиняемого в суд была допущена лишь его жена, причем только на первый день процесса (на второй только на чтение приговора). В зале суда не было даже специально подобранной публики.

Читать далее

Дело Валерия Тюричева (1983, 9-5)

« N 9 – 15 мая 1983 »

Стали известны более точные данные по делу Валерия Васильевича Тюричева [1983, 5-17].

В.Тюричев, директор магазина из г.Днепропетровск (р. 1947, ранее неточность), был в 1978 исключен из КПСС. В 1979 написал работу по экономике социализма, которая у него была отобрана, когда его кратковременно задержали в Москве 12 апреля 1980. После этого им заинтересовался КГБ. В 1980 В.Тюричев послал расширенный вариант своей рукописи в Институт Маркса-Энгельса, откуда получил на нее отрицательный отзыв.

Читать далее

Преследования Кришнаитов (1986, 7/8-2)

« NN 7/8 – 30 апреля 1986 »

[Украинская ССР]

29 янвяря 1986 в Киеве состоялся суд над членом общества Харе-Кришна Ольгой Дмитриевной Сущевской. Она обвинялась по ст.209 УК УССР (аналог ст.227 УК РСФСР). Следствие по ее делу вел следователь по особо важным делам Владимир Константинович Игнатьев.

В качестве потерпевших перед судом предстали Константин Юрьевич Гаврилюк (ставший членом общества Харе-Кришна за полгода до того, как О.Сущевская присоединилась к нему) и Сергей Семенюк. Оба они находились на лечении у психиатра еще до знакомства с учением Харе-Кришна. Следствие утверждало, что участие в обществе под руководством О.Сущевской привело к ухудшению здоровья потерпевших. Кроме проведения вредных для здоровья обрядов в вину О.Сущевской были также поставлены перевод с английского и санскрита на русский и украинский языки кришнаитской литературы, “не подлежащей распространению на территории СССР”, вовлечение в секту молодежи и детей.

Читать далее

Как работать с сайтом

Как быстро найти
нужную Вам информацию

Некоторые способы разным образом найти информацию расположены в правой колонке страницы в следующем порядке:

Поиск общий  (Поиск простой, поиск двухступенчатый)
Тэги  (Издания, люди, места, организация)
Рубрики  (Общие категории — например, «Oт редактора»)

Есть и много гиперссылок в 1 294 отдельных сообщениях и на 200 общих страницах каждого выпуска.

Читать далее

Кронид Аркадьевич Любарский, 1934-1996

«О сайте»

В 1972 КГБ обыскала квартиру Кронида Аркадьевича и конфисковала самиздат, книги изданные за рубержом, и даже фото-пленки. В 2016 Федеральная служба безопасности вернула, не без сопротивления, эти принадлежности дочке покойного Любарского, Веронике Кронидовне («Права человека в России»,
22 декабря 2016).

confiscated-from-akl-in-1970s

Фотография — В.К. Любарская

Арест, суд и лагерь, 1972 — 1977

Арестовали Кронида Аркадьевича в Москве 17 января 1972  («ХТС 25.2»). В октябре того же года его приговорили к 5 годам в ИТЛ строгого режима («ХТС 28.4»), и он оказался в Мордовских лагерях.

Читать далее

Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

«N 3 – 15 февраля 1987»

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

== abridged English translation ==

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Читать далее