Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

Суд над Александром Шатравкой и Владимиром Мищенко (1983, 10-2)

N 10 – 31 мая 1983

Следствие по делу А.Шатравки и В.Мищенко [1983, 8-3) было закончено в начале апреля 1983 и дело было передано в суд. Следователь Стрельников отклонил ходатайство обвиняемых о дополнительной экспертизе распространявшегося ими “Обращения” с призывом о разоружении в Советском комитете защиты мира и в Обществе советско-американской дружбы на том основании, что местные эксперты Любутин, Орлов и Игнатенко, вынесшие заключение о клеветническом характере “Обращения”, достаточно компетентны.

Суд состоялся 26 марта 1983 в пос.Советском. Дело рассматривала выездная сессия окружного суда (Ханты-Мансийский автономный округ). В.Мищенко защищала адвокат П.И.Пьянкова, А.Шатравка от услуг адвоката Н.В.Лапченкова отказался и защищал себя сам. Оба подсудимых обвинялись по ст.190-1 УК РСФСР в распространении “клеветнического” “Обращения” с призывом о разоружении. А.Шатравке вменялись в вину также надписи, сделанные им на стенах избушки, где он жил в 1980: “СССР – тюрьма народов” и “Свободу советским правозащитникам!”. А.Шатравка обвинялся также по ст.196 ч.3 УК РСФСР (“подделка документов”) в исправлении записей в своем военном билете.

В качестве свидетелей в суд был вызван ряд работников лесхоза, подписавших “Обращение”: С.Н.Блажко, Е.П.Шевченко и др. Все они утверждали, что подписывали не читая, а теперь, после разъяснений, вредная сущность документа стала им ясна.

А.Шатравка был приговорен к 3 г., а В.Мищенко – к 1 г. лагерей общего режима.

Начало течения срока отсчитывается, по-видимому, с 3 августа 1983, со дня, который официально считается днем их ареста (фактически они были арестованы еще 15 июля 1982).

Аресты в Калужской области и дело Сергея Григорьянца (1983, 8-2)

N 8 – 30 апреля 1983

Одновременно с С.Григорьянцем 25 февраля 1983 [1983, 5-1, там ошибка в дате) в г.Боровск Калужской обл. был арестован его знакомый Виктор И.Бескровных.

В день ареста у него прошел обыск. Ему предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР. 21 марта 1983 в Калуге арестован историк-архивист Дмитрий Дмитриевич Марков [1982, 13-10, 1983,6-20). Он обвиняется по той же статье УК. Конкретно Д.Маркову вменяется в вину, что он совместно с С.Григорьянцем издавал информационные бюллетени “В” [1983, 6-33). Д.Марков встречался с С.Григорьянцем всего трижды, и все три раза на людях.

Дела всех троих переданы из прокуратуры Калужской обл. в УКГБ по Калужской обл. Следственную бригаду возглавляет И.П.Борецкий, среди следователей – майор М.М.Кепель, Кутепов и др. И.Борецкий 22 марта 1983 заявил жене С.Григорьянца, что дело передано в КГБ, т.к. предполагалось переквалифицировать обвинение на ст.70 УК РСФСР, однако он, следователь, не находит для этого достаточных оснований.

***

21 марта 1983 было проведено “опознание” С.Григорьянца братом Д.Маркова. С.Григорьянц заявил, что участия в следствии принимать не намерен. 22 марта 1983 у жены С.Григорьянца не приняли передачу на том основании, что он “нарушает режим”.

18 марта 1983 в Калугу на допрос к И.Борецкому была вызвана из Москвы Т.Трусова. Ее допрашивали о бюллетенях “В”, пытались восстановить ее против С.Григорьянца. Пока Т.Трусова была на допросе в Калуге, участковый милиционер вызвал в милицию живущую у нее И.Е.Стусову, якобы для объяснений, почему она живет у подруги, а не у родителей. В милиции сотрудник КГБ допросил ее о знакомых Т.Трусовой: С.Григорьянце, Ф.Кизелове, Е.Санниковой, Е.Кулинской, А.Лащинер, о знакомых самой И.Стусовой: Е.Бодэ, В.Махнач и др.

12-22 марта 1983 в Обнинске по делам С.Григорьянца и Д.Маркова были допрошены Е.Фролова и О.Запальская [1982, 13-10). Последней было сказано, что исход ее собственного дела по ст.190-1 УК РСФСР (по-видимому, дело возбуждено, но О.Запальская не арестована?) зависит от ее показаний по делу С.Григорьянца. О.Запальская с С.Григорьянцем не знакома. Е.Фролова видела его всего один раз.

В марте 1983 в Калуге была дважды допрошена Вика Черкашиина, присутствовавшая 25 февраля 1983 при обыске у С.Григорьянца и обыске и аресте В.Бескровных. Трижды допросили знакомую В.Бескровных Галину Кирилкину. Допросы В.Черкашиной вел следователь Кутепов, Г.Кирилкиной – М.Кепель. Вопросы касались С.Григорьянца и В.Бескровных. Трижды, обоими следователями, была допрошена Елена Кравцова (последние два допроса, 16 и 18 марта 1983 проводились у нее на дому – Е.Кравцова была больна и лежала в постели). Ее спрашивали о папке с самиздатом, которую она, якобы, принесла к В.Бескровных и которую изъяли на обыске. Е.Кравцова отрицала свою причастность к этой папке. Ее спрашивали также о знакомых В.Бескровных москвичах Наталье Бештаровой, Аркадии Суслове, Юрии Бритове и жительнице г.Обнинска Надежде Грузо.

Преследования пятидесятников (1983, 5-4)

N 5 – 15 марта 1983

Слушание дела Э.Булаха [1982, 19-7), обвинявшегося по ст.199-1 УК ЛитССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР), состоялось 28 февраля 1983 в Верховном Суде ЛитССР. Обвинение поддерживал прокурор Кириленко, защищал Э.Булаха адвокат Кудаба. В зал были допущены родственники обвиняемого и около 30 чел. единоверцев Э.Булаха (кроме Т.Бояровской, против которой сейчас также возбуждено уголовное дело, см.1983,4-4.

Э.Булаху вменялись в вину его письма и заявления в официальные органы, а также составленная им “клеветническая” автобиография, направленная в числе других документов пятидесятников Мадридскому совещанию. Э.Булаха обвиняли также в инициативе составления списков пятидесятников, желающих эмигрировать. В числе “доказательств” вины Э.Булаха приведен также факт упоминания его имени по радио “Свобода”.

Прокурор просил для Э.Булаха 3 г. лагерей. Суд приговорил Э.Булаха к 2,5 г. лагерей строгого режима.

***

9 марта 1983 в Ростове-на-Дону арестована Галина Барац-Кохан, жена находящегося в Ростовской тюрьме в ожидании суда В.Бараца [1983, 4-4). Она приехала в Ростов в попытке добиться свидания с мужем.

Г.Барац предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. 10 марта 1983 в Москве по делу Г.Барац был произведен обыск у Лидии Стаскевич. Обыск проводил майор КГБ Мишин. Была конфискована вся религиозная и другая самиздатская и зарубежная литература. Во время обыска пришел почтальон, принесший Л.Стаскевич три письма из США (ранее зарубежная корреспонденция Л.Стаскевич не доставлялась). Принесенные письма были немедленно изъяты обыскивавшими.

Арест Сергея Григорьянца (1983, 5-1)

N 5 – 15 марта 1983

18 февраля 1983 в г.Боровск Калужской обл. арестован Сергей Иванович Григорьянц. В день ареста в его квартире в Боровске по ул.К.Маркса, 3, и у его жены в Москве были проведены обыски. С.Григорьянцу предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Он помещен в СИЗО в г. Калуге.

С.Григорьянц (р. 1941) – по специальности литературовед, автор около 100 статей в “Литературной энциклопедии” и в различных журналах, а также книги об А.С.Грибоедове. Настоящий его арест – второй по счету. До первого ареста в 1975 С.Григорьянц не принимал никакого участия в правозащитном движении, но был хорошо знаком с А.Д.Синявским. После эмиграции последнего С.Григорьянца арестовали, предъявив ему обвинение по ст.190-1 УК РСФСР.

Следователи в обмен на немедленное освобождение предложили ему написать “разоблачительную” статью о писателях-эмигрантах А.Синявском, В.Некрасове и А.Белинкове. С.Григорьянц отказался и был приговорен к 5 г. лагерей по ст.190-1 и ст.154 ч.2 (“спекуляция” – в семье С.Григорьянца еще с середины XIX в. собирались коллекции). Наказание отбывал в лагере в Ярославской обл.. а затем в Чистопольской и Верхнеуральской тюрьмах.

После освобождения в 1980 С.Григорьянц не получил разрешения вернуться к семье в Москву. Он поселился в Калужской обл. и стал работать кочегаром. Против него и его жены неоднократно устраивались грубые провокации [1980, 22-34 ; 1981, 5-5]. С.Григорьянц стал активным участником правозащитного движения, хотя имя его сравнительно редко появлялось в самиздате и в зарубежных публикацмях. С.Григорьянц предвидел свой арест и был готов к нему, о чем сообщил в оставленной перед арестом записке жене.

Жена С.Григорьянца Тамара Всеволодовна с двумя детьми (р. 1971 и 1973) живет по адресу: Москва, И-346, ул. 1-я Напрудная, 3, кв.121, тел.4744590.

Дело женщин-православных из Владимира (1982, 23/24-10)

NN 23/24 – 31 декабря 1982

Стала известна суть дела группы женщин, арестованных в 1972 в г.Владимире: Галины Кульдышевой (р.1923), Екатерины Алешиной (р.1924), Клавдии Волковой (р.1940), сестер Анастасии Волковой и Ирины Киреевой (обе(?) р.1912), Татьяны Красновой, Марии Семеновой (р.1923), Александры Хвотковой (р.1905), Надежды Усоевой (р.1938).

Они православные, к Истинно-православной церкви отношения не имеют. Глафира Кульдышева, портниха по профессии, в свое время устроилась на работу в швейный цех при Владимирской ОПБ, где познакомилась с одним из пациентов, Котовым, по-видимому, священником. Котов писал стихи, которые Г.Кульдышева выносила на волю и распространяла (типичные примеры “криминальных” стихотворений: “Жизнь унылая настала/ лучше братья умереть/ что вокруг нас происходит/ тяжело на то смотреть”; “При царе жилось спокойно/ как единая семья/ жизнь текла так тихо, стройно/ а советска как свинья” и т.д.). Впоследствии в распространении стихов приняли участие и другие будущие обвиняемые. Распространение этих стихов и послужило причиной их ареста.

Их арестовали летом 1972 (Г.Кульдышеву, например, 3 июля 1972). Суд состоялся тоже в 1972. Все они, кроме М.Семеновой и А.Хвотковой, обвинялись по ст.70 УК РСФСР и были приговорены к 7 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки каждая. М.Семенова и А.Хвоткова, ранее уже судимые по политическому делу, были обвинены по ст.70 ч.2 УК РСФСР и приговорены к 10 г.лагерей строгого режима и 3 г. ссылки каждая. Все они отбывали заключение в мордовском женском лагере ЖХ-385/3-4.

В настоящее время М.Семенова и А.Хвоткова находятся в ссылке, остальные освобождены. Г.Кульдышева живет по адресу: Владимирская обл., Юрьев-Польский р-н, п/о Небылое, с.Андреевское. А.Алешина живет по адресу: Мордовская АССР, Большеигнатовский р-н, с.Андреевка. Свящ. Котов до сих пор находится во Владимирской ОПБ, несмотря на неоднократные обещания освободить его в ближайшем будущем.

Суд над Михаилом Кукобакой (1982, 22-5)

N 22 – 30 ноября 1982

Дело М.Кукобабы рассматривал 11-13 авг. 1982 областной суд г.Липецка [1982, 19-11). Председательствовал Котов, адвокатом был назначен Финкельштейн, но от его услуг М.Кукобакаотказался. М.Кукобака обвинялся по ст.190-1 УК РСФСР в “распространении клеветнических измышлений” среди заключенных лагеря и тюрьмы, где он содержался до нового ареста.

Ходатайство подсудимого о затребовании документов из его личного лагерного дела было отклонено. В суд было вызвано 14 свидетелей, однако в суде появились только 7 заключенные ла геря УЖ-15/10 в г.Новополоцк Л.Марченко, Ю.Гуков, Амельянчик и Снитко, заключенные Елецкой тюрьмы Духлик и Хватков, замполит новополоцкого лагеря майор Боярченко. Показания свидетелей – заключенных новополоцкого лагеря С.Ломакина, Белоусова, Дибелы, Коврова, Панады и бывшего заключенного Комарова лишь зачитывались.

М.Кукобаба виновным себя не признал. Охарактеризовав свои убеждения как антитоталитарные, он заявил, однако, что показания свидетелей ложны и даны под давлением. Свидетель Хватков на суде отказался от своих показаний, также объяснив их оказывавшимся на него давлением. При допросе свидетелей Ю.Гукова М.Кукобаба сделал заявление, что тот избивал его в Елецкой тюрьме, требуя написать покаяние [1982, 13-13), но Ю.Гуков в ответ на обращенный к нему вопрос судьи это отрицал.

Приговор уже сообщался: 3 г. лагерей строгого режима.

Ограбление А.Сахарова (1982, 20/21-9)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

11 октября 1982 в 16 час. А.Сахаров, находящийся в ссылке в г.Горьком, сидел на переднем сидении своей автомашины, ожидая жену, Е.Боннэр.

К А.Сахарову подошел неизвесный человек и задал ему какой-то вопрос. Что произошло после этого, А.Сахаров не помнит. Через короткое время он пришел в себя и успел заметить, что кто-то вытаскивает через разбитое стекло задней дверцы его сумку с документами. Однако, А.Сахаров не был в состоянии выйти из автомашины еще в течение нескольких минут. Он полагает, что подвергся действию какого-то быстродействующего наркотика.

В похищенной сумке находились 900 рукописных и 450 машинописных страниц его мемуаров, 6 толстых дневниковых тетрадей, паспорт, водительские права, завещание, важные личные письма и документы, сберегательная книжка, 60 руб. наличными, фотоаппарат, радиоприемник.

23 октября 1962 А.Сахаров направил письма протеста Председателю КГБ В. Федорчуку и Президенту АН СССР А.Александрову, в которых указал, что ограбление могло быть организовано только самим КГБ. А.Сахаров заявил, что в создавшихся обстоятельствах он вынужден предпринять меры к скорейшему опубликованию своих мемуаров.

4 ноября 1982 А.Сахаров был вызван в прокуратуру г.Горького, где ему было сделано официальное предостережение, “что своими публичными заявлениям, он нарушает наложенные на него ограничения, изложенные в Указе ПВС СССР (этот Указ никогда не был ни опубликован, ни показан А.Сахарову). А.Сахаров отказался подписать предостережение.

Арест Александра Ткалич-Петрова (1982, 19-1)

N 19 – 15 октября 1982

2 окт 1982 в г.Сочи Краснодарского края арестован Александр Николаевич Ткалич-Петров. А.Петров (р.30 ноября 1948) – по профессии переводчик с испанского и английского языков.

А.Петров – последователь индуистской религии, из-за своих религиозных убеждений потерял работу по специальности и в последнее время работал сторожем. Впервые обратил на себя внимание местных властей, когда протестовал против незаконного сноса его дома. С тех пор он подвергался различным административным преследованиям. В его квартире в г.Сочи производились обыски. А.Петров поддерживал отношения с проживающей в г.Сочи семьей политзаключенного М.Жихарева, ныне находящегося в СПБ.

Арест В.Ткалич-Петрова произошел после его неудачной попытки передать западногерманскому туристу рукопись книги М.Жихарева “Великая афера” (эта книга послужила причиной ареста самого М.Жихарева), документации о содержании М.Жихарева в СПБ и материалов по делу другого заключенного СПБ – В.Рождествова. У А.Ткалич-Петрова был произведен обыск, книга М.Жихарева и другие документы были конфискованы. Обыск прошел также и у находившихся в Сочи западногерманских туристов. Их неоднократно также допрашивали в КГБ по делу А.Ткалич-Петрова, угрожали уголовным преследованием за соучастие в “спекуляции”. Обвинение, предъявленное А.Ткалич-Петрову, пока неизвестно.

Мать А.Ткалич-Петрова Антонина Николаевна Петрова живет по адресу: 354054, Краснодарский край, г.Сочи, ул.Бытха, 13а, кв.20. Его жена Елен Петровна Ткалич (отсюда двойная фамилия А.Ткалич-Петрова) сейчас эмигрировала и живет в Нью-Йорке (с мужем она разведена).

Дело Ермака Лукьянова (1982, 16-3)

«N 16 – 31 августа 1982»

Ермак Лукьянов (р. 1 мая 1914), по национальности калмык, по профессии агроном, попал в плен во время Отечественной войны в чине, по-видимому, капитана.

Был освобожден из лагеря для военнопленных американцами, в 1945-1946 приехал в Бельгию, где поселился и начал работать на шахте. У Е.Лукьянова с женой – 9 детей. В последнее время они жили в г.Льеже. В 1966 Е.Лукьянов получил бельгийское гражданство.

В 1967 он вместе с сыном посетил СССР в качестве туриста, а летом 1968 решил этот визит повторить. На обратном пути на польско-советской границе Е.Лукьянова задержали. Сына отпустили, а сам Е.Лукьянов был арестован. Е.Лукьянов был помещен в Днепропетровскую СПБ, а через несколько лет переведен в Казанскую СПБ.

***

Весной 1982 Е.Лукьянов был привезен на психиатрическую экспертизу в Москву в Институт им.Сербского. Ожидалось, что в случае признания Е.Лукьянова здоровым, он может быть подвергнут суду и приговорен к значительному сроку заключения. Насколько можно предполагать, после ареста Е.Лукьянову намеревались предъявить обвинение в “измене Родине”, но затем, в соответствиями со ст.11 УК РСФСР, его направили на принудительное лечение в ПБ.

Эта статья гласит, что лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения приговора психически заболевшее, может быть по суду направлено на принудительное лечение, а по выздоровлении – подлежать наказанию. 10 июня 1982 Е.Лукьянов возвращен в Казанскую СПБ.