Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

Суд над Александром Шатравкой и Владимиром Мищенко (1983, 10-2)

N 10 – 31 мая 1983

Следствие по делу А.Шатравки и В.Мищенко [1983, 8-3) было закончено в начале апреля 1983 и дело было передано в суд. Следователь Стрельников отклонил ходатайство обвиняемых о дополнительной экспертизе распространявшегося ими “Обращения” с призывом о разоружении в Советском комитете защиты мира и в Обществе советско-американской дружбы на том основании, что местные эксперты Любутин, Орлов и Игнатенко, вынесшие заключение о клеветническом характере “Обращения”, достаточно компетентны.

Суд состоялся 26 марта 1983 в пос.Советском. Дело рассматривала выездная сессия окружного суда (Ханты-Мансийский автономный округ). В.Мищенко защищала адвокат П.И.Пьянкова, А.Шатравка от услуг адвоката Н.В.Лапченкова отказался и защищал себя сам. Оба подсудимых обвинялись по ст.190-1 УК РСФСР в распространении “клеветнического” “Обращения” с призывом о разоружении. А.Шатравке вменялись в вину также надписи, сделанные им на стенах избушки, где он жил в 1980: “СССР – тюрьма народов” и “Свободу советским правозащитникам!”. А.Шатравка обвинялся также по ст.196 ч.3 УК РСФСР (“подделка документов”) в исправлении записей в своем военном билете.

В качестве свидетелей в суд был вызван ряд работников лесхоза, подписавших “Обращение”: С.Н.Блажко, Е.П.Шевченко и др. Все они утверждали, что подписывали не читая, а теперь, после разъяснений, вредная сущность документа стала им ясна.

А.Шатравка был приговорен к 3 г., а В.Мищенко – к 1 г. лагерей общего режима.

Начало течения срока отсчитывается, по-видимому, с 3 августа 1983, со дня, который официально считается днем их ареста (фактически они были арестованы еще 15 июля 1982).

Аресты в Калужской области и дело Сергея Григорьянца (1983, 8-2)

«N 8 – 30 апреля 1983»

Одновременно с С.Григорьянцем 25 февраля 1983 [1983, 5-1, там ошибка в дате] в г.Боровск Калужской обл. был арестован его знакомый Виктор И.Бескровных.

В день ареста у него прошел обыск. Ему предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР. 21 марта 1983 в Калуге арестован историк-архивист Дмитрий Дмитриевич Марков [1982, 13-10; 1983, 6-20]. Он обвиняется по той же статье УК. Конкретно Д.Маркову вменяется в вину, что он совместно с С.Григорьянцем издавал информационные бюллетени “В” [1983, 6-33]. Д.Марков встречался с С.Григорьянцем всего трижды, и все три раза на людях.

Дела всех троих переданы из прокуратуры Калужской обл. в УКГБ по Калужской обл. Следственную бригаду возглавляет И.П.Борецкий, среди следователей – майор М.М.Кепель, Кутепов и др. И.Борецкий 22 марта 1983 заявил жене С.Григорьянца, что дело передано в КГБ, т.к. предполагалось переквалифицировать обвинение на ст.70 УК РСФСР, однако он, следователь, не находит для этого достаточных оснований.

***

21 марта 1983 было проведено “опознание” С.Григорьянца братом Д.Маркова. С.Григорьянц заявил, что участия в следствии принимать не намерен. 22 марта 1983 у жены С.Григорьянца не приняли передачу на том основании, что он “нарушает режим”.

18 марта 1983 в Калугу на допрос к И.Борецкому была вызвана из Москвы Т.Трусова. Ее допрашивали о бюллетенях “В”, пытались восстановить ее против С.Григорьянца. Пока Т.Трусова была на допросе в Калуге, участковый милиционер вызвал в милицию живущую у нее И.Е.Стусову, якобы для объяснений, почему она живет у подруги, а не у родителей. В милиции сотрудник КГБ допросил ее о знакомых Т.Трусовой: С.Григорьянце, Ф.Кизелове, Е.Санниковой, Е.Кулинской, А.Лащинер, о знакомых самой И.Стусовой: Е.Бодэ, В.Махнач и др.

12-22 марта 1983 в Обнинске по делам С.Григорьянца и Д.Маркова были допрошены Е.Фролова и О.Запальская [1982, 13-10]. Последней было сказано, что исход ее собственного дела по ст.190-1 УК РСФСР (по-видимому, дело возбуждено, но О.Запальская не арестована?) зависит от ее показаний по делу С.Григорьянца. О.Запальская с С.Григорьянцем не знакома. Е.Фролова видела его всего один раз.

В марте 1983 в Калуге была дважды допрошена Вика Черкашиина, присутствовавшая 25 февраля 1983 при обыске у С.Григорьянца и обыске и аресте В.Бескровных. Трижды допросили знакомую В.Бескровных Галину Кирилкину. Допросы В.Черкашиной вел следователь Кутепов, Г.Кирилкиной – М.Кепель. Вопросы касались С.Григорьянца и В.Бескровных. Трижды, обоими следователями, была допрошена Елена Кравцова (последние два допроса, 16 и 18 марта 1983 проводились у нее на дому – Е.Кравцова была больна и лежала в постели). Ее спрашивали о папке с самиздатом, которую она, якобы, принесла к В.Бескровных и которую изъяли на обыске. Е.Кравцова отрицала свою причастность к этой папке. Ее спрашивали также о знакомых В.Бескровных москвичах Наталье Бештаровой, Аркадии Суслове, Юрии Бритове и жительнице г.Обнинска Надежде Грузо.

Преследования пятидесятников (1983, 5-4)

«N 5 – 15 марта 1983»

Слушание дела Э.Булаха [1982, 19-7], обвинявшегося по ст.199-1 УК ЛитССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР), состоялось 28 февраля 1983 в Верховном Суде ЛитССР. Обвинение поддерживал прокурор Кириленко, защищал Э.Булаха адвокат Кудаба. В зал были допущены родственники обвиняемого и около 30 чел. единоверцев Э.Булаха (кроме Т.Бояровской, против которой сейчас также возбуждено уголовное дело, см.1983,4-4.

Э.Булаху вменялись в вину его письма и заявления в официальные органы, а также составленная им “клеветническая” автобиография, направленная в числе других документов пятидесятников Мадридскому совещанию. Э.Булаха обвиняли также в инициативе составления списков пятидесятников, желающих эмигрировать. В числе “доказательств” вины Э.Булаха приведен также факт упоминания его имени по радио “Свобода”.

Прокурор просил для Э.Булаха 3 г. лагерей. Суд приговорил Э.Булаха к 2,5 г. лагерей строгого режима.

***

9 марта 1983 в Ростове-на-Дону арестована Галина Барац-Кохан, жена находящегося в Ростовской тюрьме в ожидании суда В.Бараца [1983, 4-4]. Она приехала в Ростов в попытке добиться свидания с мужем.

Г.Барац предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. 10 марта 1983 в Москве по делу Г.Барац был произведен обыск у Лидии Стаскевич. Обыск проводил майор КГБ Мишин. Была конфискована вся религиозная и другая самиздатская и зарубежная литература. Во время обыска пришел почтальон, принесший Л.Стаскевич три письма из США (ранее зарубежная корреспонденция Л.Стаскевич не доставлялась). Принесенные письма были немедленно изъяты обыскивавшими.