Дело иеромонаха Павла (1984, 23-3)

«N 23 – 15 декабря 1984»

Иеромонах Павел ( в миру Петр Владимирович Лысак, р.1941) окончил Одесскую семинарию, а затем Духовную Академию в Загорске.

В 1975 под давлением властей был вынужден покинуть Троице-Сергиеву Лавру. Жил в г.Кимры Калининской обл., где работал электриком, но часто приезжал в Москву, где у него было много духовных сыновей и дочерей. Он встречался с ними на частной квартире.

На этой квартире о.Павла дважды задерживали – в марте 1984 и 4 августа 1984. При задержании проводились обыски (без санкции прокурора), изымалась религиозная литература. У о.Павла оба раза была взята подписка о выезде из г.Москвы.

Читать далее

Суд над Зоей Крахмальниковой (1983, 7-3)

«N 7 – 15 апреля 1983»

Суд над Зоей Крахмальниковой [1983, 6-21] состоялся 31.3-1 апреля 1983.

Дело рассматривала выездная сессия Мосгорсуда в помещении Люблинского райнарсуда. Председательствовал зам. председателя Мосгорсуда В.Романов, обвинение поддерживал прокурор Захаров, защищала З.Крахмальникову адвокат Е.Резникова. Их близких подсудимой в зал была допущена лишь ее дочь, а позднее, после допроса его в качестве свидетеля, – муж Ф.Светов.

З.Крахмальникова обвинялась по ст.70 УК РСФСР. Конкретно ей вменялось в вину составление сборников “Надежда” и передача их на Запад для публикации в издательстве “Посев”, подписание ряда писем в защиту Т.Великановой, Д.Дудко и др., распространение книги Д.Дудко “О нашем уповании”.

Читать далее

Дело женщин-православных из Владимира (1982, 23/24-10)

«NN 23/24 – 31 декабря 1982»

Стала известна суть дела группы женщин, арестованных в 1972 в г.Владимире: Галины Кульдышевой (р.1923), Екатерины Алешиной (р.1924), Клавдии Волковой (р.1940), сестер Анастасии Волковой и Ирины Киреевой (обе(?) р.1912), Татьяны Красновой, Марии Семеновой (р.1923), Александры Хвотковой (р.1905), Надежды Усоевой (р.1938).

Они православные, к Истинно-православной церкви отношения не имеют. Глафира Кульдышева, портниха по профессии, в свое время устроилась на работу в швейный цех при Владимирской ОПБ, где познакомилась с одним из пациентов, Котовым, по-видимому, священником. Котов писал стихи, которые Г.Кульдышева выносила на волю и распространяла (типичные примеры “криминальных” стихотворений: “Жизнь унылая настала/ лучше братья умереть/ что вокруг нас происходит/ тяжело на то смотреть”; “При царе жилось спокойно/ как единая семья/ жизнь текла так тихо, стройно/ а советска как свинья” и т.д.). Впоследствии в распространении стихов приняли участие и другие будущие обвиняемые. Распространение этих стихов и послужило причиной их ареста.

Их арестовали летом 1972 (Г.Кульдышеву, например, 3 июля 1972). Суд состоялся тоже в 1972. Все они, кроме М.Семеновой и А.Хвотковой, обвинялись по ст.70 УК РСФСР и были приговорены к 7 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки каждая. М.Семенова и А.Хвоткова, ранее уже судимые по политическому делу, были обвинены по ст.70 ч.2 УК РСФСР и приговорены к 10 г.лагерей строгого режима и 3 г. ссылки каждая. Все они отбывали заключение в мордовском женском лагере ЖХ-385/3-4.

В настоящее время М.Семенова и А.Хвоткова находятся в ссылке, остальные освобождены. Г.Кульдышева живет по адресу: Владимирская обл., Юрьев-Польский р-н, п/о Небылое, с.Андреевское. А.Алешина живет по адресу: Мордовская АССР, Большеигнатовский р-н, с.Андреевка. Свящ. Котов до сих пор находится во Владимирской ОПБ, несмотря на неоднократные обещания освободить его в ближайшем будущем.

Дело о ксерокопировании (1982, 12-4)

N 12 – 30 июня 1982

Арестованный по делу о ксерокопировании [1982, 10-2] Александр Сидоров – по паспорту Розанов. Он взял фамилию своей первой жены, от которой у него дети р.1970, 1971, 1972.

Его нынешняя жена – Наталья Смалькова. При аресте А.Сидоров написал заявление, в котором указал, что в течение нескольких лет “занимался незаконным промыслом” – размножал на ксероксе издания Московской Патриархии, в чем приняли также участие 5 чел., имена которых А.Сидоров назвал в заявлении.

В числе подвергшихся обыску 6 апр. 1982 – также студентка мединститута Елена Валк (р.1956), у которой тоже были изъяты ксерокопии религиозной литературы. На допросе Е.Валк, объясняя наличие ксерокопий, употребила слово “тираж” и сказала, что переплетала ксерокопии бесплатно, “из веры”. Она сообщила, что должна А.Сидорову 500 р., на что следователь предложил вернуть деньги ему, ибо “А.Сидоров задолжал государству”. Е.Валк сказала, что 230 р. она уже отдала, но изыщет возможности отдать следствию 270 р.

8 апр. была допрошена жена А.Сидорова студентка Н.Смалькова. Затем допросили мужа и сокурсника Е.Валк Андрея Раткевича. У него выясняли, где находятся книги, полученные им от Н.Смальковой. Тот скпзал, что у Ольги Черных и предложил привезти их. Однако у Черных книг не оказалось и А.Руткевичу предложили продолжить поиски.

15 апр. 1982 арестован брат Сергея Бударова – Владимир Бударов. Человек по фамилии Крохин, возможно, не арестован. О нем ничего неизвестно.

В.Бурдюг дает показания.

Дело игумена Амвросия (1981, 23/24-11)

NN 23/24 – 31 декабря 1981

Игумен Амвросий (в миру Александр Игнатьевич Юрасов, р.1937), в прошлом шахтер, окончил Московскую Духовную Академию и служил в Троицко-Сергеевской Лавре, исповедовал паломников.

За “излишнее рвение” был под давлением светских властей” отчислен из монастыря (в то время он передвигался на костылях, т.к. страдал полиартритом). В 1976 получил направление в Почаевскую Лавру. Здесь он также быстро приобрел известность, но и привлек к себе внимание КГБ. Против о.Амвросия начались гонения и в марте 1981 с помощью настоятеля монастыря архимандрита Иакова (Панчука) о.Амвросий был изгнан из Лавры.

После изгнания о.Амвросия один из послушников передал настоятелю литературу, принадлежащую о.Амвросию, в том числе книги, изданные на Западе и размноженные на ксерокс-машине. Настоятель передал книги в Тернопольскую облпрокуратуру и против о.Амвросия было возбуждено уголовное дело. О.Амвросий скрывается и на него объявлен розыск.

По его делу проведены обыски в Одессе и Грузии. Повидимому также по его делу пришли обыски 13 августа 1981 в Киеве у свящ. Петра Здрилюка и у Сергея Конабаса (р.1961) “с целью отыскания религиозной литературы антисоветского содержания”. У обоих изъято большое количество религиозной литературы. У С.Конабаса, бывшего чтеца Вознесенского храма в Киеве, обыск шел в его отсутствие (сам он скрывается). По делу о.Амвросия допрашивают монахов Почаевской Лавры.

Суд над Александром Огородниковым (1986, 15-4)

«N 15 – 15 августа 1986»

Сообщение [1986, 4-8] о суде над Александром Огородниковым ошибочно. Суд состоялся на самом деле только 3 апреля 1986. Дело рассматривал Чусовской горнарсуд (Пермская обл). Председательствовала судья Н.С.Симонова, обвинение поддерживал прокурор Н.Е.Микрюков, защищала А.Огородникова адвокат В.Ф.Широкова. А.Огородников обвинялся по ст.188-3 УК РСФСР.

А.Огородников обвинялся в систематических нарушениях режима содержания в период пребывания в пермском лагере ВС-389/36; в отказе от выхода на работу 15 октября 1985; в объявлении голодовки 30 октября 1985 в День политзаключенного в СССР и в подстрекательстве других лиц к тому же (всего в этот день в лагере ВС-389/36 голодало 15 человек); в отказе от стрижки волос 10 ноября 1985; в невыходе на работу 10-15 ноября 1985 (А.Огородников должен был освободиться из лагеря 21 ноября 1985, новое уголовное дело против него было возбуждено 15 ноября 1985; волосы заключенным не стригут за 3 мес. до выхода из лагеря).

Свидетелями на суде выступали сотрудники администрации: ДПНК кап.Рак И Гатин, сотрудник оперчасти Мельниченко, Уткин Кукушкин, Любецкий, Пергат, Гунин, Вознюк, Ляпунов.

А.Огородников виновным себя не признал. Он заявил, что правила внутреннего распорядка в лагерях противоречат принципам христианской морали, и он, как человек верующий, не считал себя обязанным их выполнять.

А.Огородников был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима (начало отсчета срока 19 ноября 1985) с присоединением 5 л. неотбытой ссылки по предыдущему приговору.

Суд над о.Глебом Якуниным (1980, 16-1)

N 16 – 31 августа 1980

25-28 августа 1980 в Москве в здании Мосгорсуда по ул. Каланчевской, 43 проходил суд над о.Глебом Якуниным [1979, 21-2]. Председательствовала судья В.Лубенцова, государственным обвинителем выступал прокурор Скаредов, защищал Якунина адвокат Л.Попов.

Г.Якунину инкриминировалось авторство целого ряда документов Христианского Комитета защиты прав верующих, обращение к делегатам 5-й Ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Найроби, письмо к христианам Португалии и др. документы. В качестве главных свидетелей обвинения выступили профессор Духовной Академии в Загорске Алексей Осипов и монах Иосиф Пустоутов, бывшие делегатами Ассамблеи ВСЦ в Найроби. Они говорили о вреде, который нанесло Советскому Союзу письмо Якунина совместно с Л.Регельсоном, направленное ими делегатам Ассамблеи. С показаниями, характеризующими Якунина как “антисоветчика”, выступил бывший сотрудник Отдела внешних сношений Московской Патриархии Александр Шушпанов (о его провокационной деятельности Христианский Комитет в свое время издал документ N 12). Священник из г.Львова Иоан Кривой свидетельствовал против Якунина 40 мин. Кривой не стеснялся в выражениях, назвав даже Патриарха “подлецом”. Суд его не остановил. Кривой показал, в частности, что Якунин отсоветовал одному священнику посетить мавзолей В.Ленина.

В обвинительном заключении фигурировали показания о.Дудко относительно пресс-конференции, проведенной Якуниным на квартире Дудко. В суд Дудко был вызван, однако не явился. Подробные показания об этой пресс-конференции дал доставленный из лагеря Виктор Попков [1980, 7-14]. У свидетеля Олега Кудрявцева, друга детства Якунина и бывшего хранителя ценностей Московской Патриархии, пытались добиться показаний о том, что он совершал с Якуниным спекулятивные сделки с церковными ценностями. Он таких показаний не дал, но свидетельствовал, что действия Якунина были антисоветскими.

Были допрошены также в качестве свидетелей Феликс Карелин, Лев Регельсон и Виктор Капитанчук. Последние двое выразили свою солидарность с Якуниным. Прекрасную характеристику Якунину дала свидетельница Елена Загрязкина [1979, 24-7], от которой, судя по ее прошлому, ожидали противоположного. На этом допрос свидетелей прекратился и было заявлено, что остальные по неизвестной причине не явились, хотя трое из них, включая Л.Полуэктову, неотлучно находились у здания суда, пытаясь проникнуть в зал.

Г.Якунин признал авторство всех документов, но отрицал их клеветнический характер. В последнем слове Г.Якунин хотел объяснить мотивы своей деятельности, но был прерван судьей, которая потребовала лишь изложить просьбы к суду. Тогда Якунин сказал: “Никаких просьб к суду не имею. Благодарю Бога за ту судьбу, которую он мне подарил”.

Суд приговорил Г.Якунина к 5 г. лагерей строгого режима и к 5 г. ссылки.

Суд проходил за закрытыми дверями, в зал была допущена лишь жена Якунина Ираида. У некоторых подходивших у зданию суда проверяли документы (например, у Ф.Сереброва и М.Ковнера).

=======================

См. Суд над Якуниным
«Хроника текщих событий» 58 (ноябрь 1980)

Дело Валерии Макеевой (1979, 7-6)

N 7 – 15 апреля 1979

12 апреля 1979 народный суд Кировского р-на г.Москвы признал невменяемой Валерию Зороастровну Макееву и направил ее для лечения в СПБ.

В.Макеева (р.1929) была арестована 15 июня 1978 в Московской обл. по обвинению в “занятии запрещенным промыслом” (ст.162 УК РСФСР). Она занималась изготовлением религиозной утвари – поясов с текстом Псалма 90. В.Макеева – православная монахиня.

В 1949 она была впервые арестована, признана душевнобольной и 4 г. провела в Казанской СПБ. В 1972 и 1975 вновь подвергалась госпитализациям в ПБ общего типа. По заявлению самой Макеевой, сделанному на экспертизе в Ин-те им. Сербского после последнего ареста, психическое заболевание ею ранее было симулировано, чтобы избежать лагеря. Новый диагноз: “психопатия с изменением личности”.

Двоюродный брат Макеевой Виктор Николаевич Чеверев проживает по адресу: Москва В-218, ул.Кедрова 16 корп73 кв. 2.

Суд над Огородниковым (1979, 1-2)

N 1 – 15 января 1979

10 января 1979 А.Огородников был приговорен в г.Конаково к 1 году лагерей общего режима за “тунеядство”.

В начале судебного заседания Огородников заявил отвод суду и назвал происходящее в зале фарсом. В зал были допущены лишь ближайшие родственники подсудимого.