О неофашистах (1982, 18-3)

N 18 – 30 сентября 1982

Во время демонстрации неофашистов 20 апр. 1982 [1982, 8-23], в кинотеатре “Россия”, выходящем на Пушкинскую площадь, разбрасывались листовки профашистского содержания.

Во время самой демонстрации произошли столкновения между неофашистами и собравшейся публикой (о демонстрации было широко известно заранее). По ряду сообщений, драки быстро пресекались милицией. Тем не менее, в реанимационное отделение расположенной поблизости больницы N 24 было доставлено в тяжелом состоянии около десяти человек.

26 апр. 1982 во время политинформации на подготовительном отделении Московского полиграфического института слушатель Петр Маслов рассказал о демонстрации неофашистов и об ее разгоне, в котором он, Петр Маслов, принял участие. Рассказ П.Маслова подтвердили его товарищи А.Трусевич и А.Пронин, также участники разгона фашистской демонстрации. Преподавательница истории КПСС вызвала сотрудника МВД Грачева, который немедленно приехал. Он заявил П.Маслову и его товарищам, что “не дело студентов бить фашистов – для этого есть компетентные органы”, что П.Маслов и его друзья “провоцируют иностранных корреспондентов на клевету”. Он угрожал им исключением из института.

21 мая состоялось комсомольское собрание по “делу А.Пронина и А.Трусевича”, но решение по этому делу было передано на усмотрение институтского комитета ВЛКСМ. Отцу А.Пронина, сотруднику одного из НИИ, в парткоме сообщили, что его сын “связался с фашистами”. Работающему там же дяде А.Пронина отменили уже утвержденную командировку в ФРГ. Тем временем был издан приказ об отчислении П.Маслова из института. Одновременно П.Маслов был вызван на допрос по делу В.Гринева к следователю А.Бумажкину [1982, 17-6]. П.Маслов возмущенно пожаловался на “преследования антифашистов в институте”. Очевидно, какие-то меры после этого были приняты, т.к. приказ об отчислении П.Маслова был отменен.

В Ленинграде в начале июня 1982 группа хулиганов в куртках со свастиками повредила большинство статуй Летнего сада. После этого статуи были собраны на отдельной площадке “для реставрации и удобства охраны”.