Наша кампания за амнистию [1986]

«Другие сообщения и тексты»

Александр Подрабинек

Надо было что-то делать. Шумно объявленные перестройка и гласность давали повод также шумно требовать освобождения политзаключенных. Казалось естественным, что люди, севшие когда-то за требование гласности, теперь должны быть немедленно освобождены. В этом вопросе власть сама загнала себя в угол. Надо было подтолкнуть ее к неизбежному решению.

Летом 1986 года мы часто виделись с Ларисой Богораз. Она жила на даче в Карабаново, в 25 километрах от Киржача. Мы часто приезжали к ней в гости на велосипедах или моем мопеде. Лариса тоже считала, что нельзя сидеть сложа руки. А еще какой-то неведомый инстинкт подсказывал нам, что на переломе истории возможно всё, и надо поспешить.

В начале августа Лариса узнала, что ее муж Анатолий Марченко объявил в Чистопольской тюрьме голодовку с требованием освобождения всех политзаключенных.

Читать далее

Обновлённые списки политзаключённых. 30 декабря 2020

Правозащитный центр «Мемориала»

«Другие сообщения и тексты»

За 2020 год общее количество политзэков [в России] выросло с 314 до 349 человек.

В распространяемых списках 349 фамилий. Из них 288 человек лишены свободы из-за реализации права на свободу вероисповедания или религиозной принадлежности (смотреть список), а 61 — по другим политическим мотивам (смотреть список).

Читать далее