Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

«N 3 – 15 февраля 1987»

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

== abridged English translation ==

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Читать далее

Суд над Иваном Ковалевым (1982, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1982

Суд над членом Московской Хельсинкской группы Иваном Сергеевичем Ковалевым, начавшийся 31 марта 1982 [1982, 6-3], продолжался 1 и 2 апреля.

После допроса подсудимого и рассмотрения ряда процедурных вопросов суд перешел к допросу свидетелей. Всего в суд было вызвано 9 чел. Все допрошенные в суде свидетели отказались от показаний, данных на следствии, и выступили с показаниями в пользу И.Ковалева. Так, соседка И.Ковалева Светлана Бендусова заявила, что на следствии “она сильно боялась, а здесь ей не страшно”, поэтому она отказывается от ранее данных показаний и утверждает, что И.Ковалев ничего ей не давал читать, кроме сочинений Э.Хемингуэя. Отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии, также и В.Мицкевич. Свидетель А.Ахутин, на показаниях которого основывается большая часть обвинительного заключения, в суд не явился, и показания его были лишь зачитаны.

Адвокат В.Швейский заявил, что он не усматривает состава преступления по ст.70 УК РСФСР. Он сказал, что даже если временно согласиться с фактической стороной обвинения, то и тогда И.Ковалеву должна быть предъявлена лишь ст.190-1 УК РСФСР. Однако и в этом случае смягчающие обстоятельства позволили бы просить минимального наказания. Прокурор С.Захаров в начале своей речи охарактеризовал процесс как “политический”. Он попросил для И.Ковалева 5 л. лагерей и 5 л. ссылки.

***

Свое последнее слово (которое, как он объявил, он собирался произносить не менее 6 час.) И.Ковалев начал с эпиграфов. Первый эпиграф – из письма А.Грибоедова П.Катенину (1825): “Я как живу, так и пишу: свободно, свободно”. Второй из песни А.Галича.

Затем И.Ковалев начал говорить о том, что полностью принимает на себя ответственность за написание и распространение составлявшихся им информационных материалов. Судья прервал его, заявив, что эти материалы ему не инкриминируются и ему следует перейти к “просительной” части. Когда же И.Ковалев стал настаивать на продолжении последнего слова по своему плану, суд поднялся и удалился на совещание. И.Ковалев лишь успел крикнуть суду вслед: “Я прошу вас не лгать в приговоре!”.

В приговор И.Ковалеву вошло: авторство и соавторство документов Московской Хельсинкской группы NN 111, 114, 131, 144, 148, статей “История одной голодовки”, “64”, “Расплата за честность”, открытого письма “К ученым мира”, материалов в защиту А.Сахарова, хранение “Хроники текущих событий” NN 54, 58, 60.

Суд удовлетворил просьбу прокурора и приговорил И.Ковалева к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

На зачтение приговора были допущены из числа близких только мать И.Ковалева и его сестра. Не слушал приговора и сам И.Ковалев, т.к. он отказался встать перед судом, протестуя этим против лишения его последнего слова. “Я не намерен участвовать в этом спектакле” – сказал он. И.Ковалева силой вывел из зала конвой.

Начало суда над Иваном Ковалевым (1982, 6-3)

N 6– 31 марта 1982

31 мата 1982 в Москве начался суд над членом Московской Хельсинкской группы Иваном Сергеевичем Ковалевым [1981, 16-1] – точно в первую годовщину начала суда над его женой Татьяной Осиповой, также членом Московской Хельсинкской группы.

Дело рассматривает выездная сессия Мосгорсуда в помещении нарсуда Бабушкинского р-на г.Москвы. Председательствует в суде Владимир Богданов, обвинение поддерживает прокурор отдела прокуратуры СССР Сергей Захаров, защищает И.Ковалева адвокат Владимир Швейский.

В зале суда из близких обвиняемого находятся только его мать Елена Токарева и жена отца Людмила Бойцова. Друзья обвиняемого, пришедшие к зданию суда иностранные корреспонденты и дипломаты в зал не были допущены.

И.Ковалев обвиняется по ст.70 ч.1 УК РСФСР в “изготовлении, хранении и распространении антисоветских материалов” (“как лично, так и с помощью сообщников”), а также в передаче их на Запад. Конкретно И.Ковалеву вменяется в вину 21 эпизод: статья “История одной голодовки”, письма в защиту А.Лавута, А.Сахарова и других, различные информационные материалы. В качестве свидетелей вызваны А.Мицкевич, школьный товарищ И.Ковалева А.Ахутин, соседи по квартире, работница булочной, где временно работал И.Ковалев и др.

И.Ковалев избрал на суде линию активной защиты и энергично участвует в судебном следствии. После зачтения обвинительного заключения начался допрос обвиняемого. И.Ковалев начал зачтение подготовленного им заявления на 76 стр. Судья его не прерывал. Окончание выступления И.Ковалева было перенесено на следующий день.

Дело Ивана Ковалева (1981, 21-5)

N 21 – 15 ноября 1981

Допросы В.Мицкевича по делу И.Ковалева [1981, 19-12] состоялись 9 сент. и 16 (?) сентября 1981. В.Мицкевич отказался от значительной части своих прежних показаний, заявив, что они либо были даны под давлением, либо являются всего лишь его личным предположением. В конце допроса 9 сент. он вообще отказался давать впредь показания “о третьих лицах”. Угрозы в его адрес продолжаются.

Во время допроса О.Курганской [1981, 19-12] 9 сентября 1981 был задан вопрос не замечала ли она каких-либо ненормальностей в поведении И.Ковалева. Аналогичный вопрос был задан во время допроса соученика И.Ковалева С.Пестова 21 сентября 1981, а также жены И.Ковалева Елены 21 сентября 1981 ([см. 1981, 19-12], там ошибочно напечатано: “допрошена ее дочь”, вместо “его (Ковалева) сестра” – сестру тоже спрашивали о “ненормальностях в поведении брата”).

Был, повидимому допрошен соученик И.Ковалева П.Омельницкий.

В следственную бригаду по делу И.Ковалева (N 78) под руководством майора Ф.Г.Похила входят полк.Б.И.Чечеткин, майор Е.Н.Кукрин (?), майор А.П.Цыганков, ст.лейт. Ларуков, а также Семенков.

Дело Ивана Ковалева (1981, 20-5)

N 20 – 31 октября 1981

По делу И.Ковалева продолжаются допросы.

Помимо продолжающихся допросов В.Мицкевича [1981, 19-12], допрошены его теща, М.Витзон – сосед В.Мицкевича по прежней квартире, его родственница И.Шендерова, бывшая жена И.Ковалева Елена и ее дочь, бывший одноклассник И.Ковалева А.Ахутин, соседи И.Ковалева по квартире и т.п. О допросах членов Хельсинкских групп и других правозащитников ничего неизвестно.

Обыск по делу И.Ковалева у В.Мицкевича [1981, 17-6] состоялся не 25, а 26 августа 1981. Обыск у Т.Леденевой [1981, 17-6] проводился по месту ее временного проживания на квартире Елены Зверевой.

Обыск у С.Калистратовой [1981, 17-6] по делу И.Ковалева проходил не 5, а 4 сентября 1981. Обыски проводили ст. лейт. КГБ Зотов, лейт. КГБ В.Тимофеев и сотрудник КГБ А.Белов. Фактически было два обыска: на даче С.Калистратовой под Москвой и на ее московской квартире. С.Калистратова была доставлена на обыски из квартиры ее дочери. Изъято много документов Хельсинкской группы, членом которой является С.Калистратова, (вплоть до N181), личная переписка, информационные материалы. На даче С.Калистратовой ничего изъято не было.

После ареста И.Ковалева в самиздате распространено его заявление, написанное им самим на случай ареста. И.Ковалев формулирует причины своего ареста следующим образом: “Я арестован за участие в информационном журнале “Хроника текущих событий”, за участие в Московской группе содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, за личные и совместно с другими письма протеста, за оперативный сбор и распространение правдивой информации о борьбе за права человека в нашей стране и о нарушениях этих прав”.

Дело Ивана Ковалева (1981, 17-6)

N 17 – 15 сентября 1981

Иван Ковалев [1981, 16-1] был арестован утром 25 августа 1981, повидимому, на улице. В тот же день в Москве в квартире Валентина Мицкевича, по месту фактического проживания И.Ковалева, кап. КГБ Ренев и сотрудники КГБ Яковлев и Волин провели обыск.

Изъяты наброски очерка И.Ковалева о поездке в Мордовию в июне 1981, подборка бюллетеней “Вести из СССР”, копия письма Т.Великановой А.Сахарову, заявления в официальные инстанции, вызовы из Израиля для различных лиц, газета “Русская Мысль”, молитвослов и др. На следующий день п/п КГБ Б.И.Чечеткин допросил В.Мицкевича. Допрос сопровождался запугиваниями, угрозами ареста и т.п. В.Мицкевич показал, что И.Ковалев говорил с его служебного телефона, в частности, с заграницей (с К.Любарским). Он назвал также имена иностранцев, с которыми общался И.Ковалев: корреспондента Франс-Пресс Н.Милетича и гида из Франции О.Одинец.

26 августа 1981 по делу И.Ковалева был проведен обыск у москвички Т.Леденевой. Т.Леденева была в тот же день допрошена.

5 сентября 1981 по тому же делу была подвергнута обыску в Москве квартира С.В.Калистратовой. Изъято больное количество документов и книг.

Дело И.Ковалева имеет номер 78. Его ведет Следственный отдел КГБ СССР (т. наз. “центр”). Начальник следственной группы – ст. следователь майор Похил (тел. 360 40 01).

Арест Ивана Ковалева (1981, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1981»

25 августа 1981 в Москве арестован член Московской Хельсинкской группы Иван Сергеевич Ковалев. Ему предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Он помещен в Лефортовскую тюрьму КГБ.

Иван Ковалев (р. 8 ноября 1954) окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). После суда над его отцом в 1975 потерял работу по специальности, после чего имел только случайную работу. В последнее время, после увольнения с должности пожарника, вообще не мог найти никакой работы. Является членом Московской Хельсинкской группы с 30 октября 1979. Автор большого числа самиздатских статей.

Отец И.Ковалева Сергей Ковалев находится в Чистопольской тюрьме, где он заканчивает 7-летний срок заключения. Ему предстоит еще 3 г. ссылки. Жена И.Ковалева Татьяна Осипова, также член Московской Хельсинкской группы, арестована в 1980 и приговорена к 5 г. лагерей и 5 г. ссылки {1981, 7-1}.

Мать И.Ковалева Елена живет в Москве. В Москве же живет жена отца Людмила Юрьевна Бойцова. Ее адрес: 117571, г.Москва, ул.26 Бакинских комиссаров, 7, корп.2, кв.71, тел. 433 40 59.

Арест Леонарда Терновского (1980, 7-3)

N 7 – 15 апреля 1980

10 апреля 1980 в Москве арестован член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях врач Леонард Терновский.

Он был арестован у себя на работе (Терновский работал рентгенологом в клинике 1-го Московского мединститута). Обыск у Терновского проводился в его отсутствие (дома была лишь теща). Протокол обыска принесли только на следующий день, в нем не была указана ни фамилия следователя, руководившего обыском, ни номер дела, по которому он проводился (сейчас известно, что это дело N 4609/14-80 по ст.190-1 УК РСФСР). При обыске изъята фотография Александра Подрабинека с семьей, фотография деда Терновского, Информационные бюллетени Рабочей комиссии, книга В.Буковского и др. Сейчас Л.Терновский находится в Бутырской тюрьме.

Жена Л.Терновского Людмила Николаевна и их дочь Ольга (р. 1962) живут по адресу: 113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431.

Незадолго до своего ареста Л.Терновский вступил в Московскую Хельсинкскую группу. Вместе с ним в Группу вступил также Феликс Серебров.

***

В тот же день прошли обыски по тому же делу N 4609/14-80 у двух других членов Рабочей комиссии Феликса Сереброва и Ирины Гривниной (И.Гривнина вступила в группу за несколько дней до этого).

У Ирины Гривниной изъяты Информационные бюллетени Рабочей комиссии, фотографии и др. После обыска ее увезли на допрос. Все вопросы касались В.Бахмина. На шестом вопросе И.Гривнина отказалась далее отвечать, поставив условием продолжения допроса возврат всего изъятого при обыске.

У Ф.Сереброва обыск вел следователь Крылов. В протоколе обыска – 88 наименований, в том числе 21 экз. Информационных бюллетеней Рабочей комиссии, копии писем жены Сереброва мужу в лагерь, две сберегательных книжки: самого Сереброва и матери его жены. Был проведен также личный обыск Сереброва. Ф.Сереброву вручили повестку на допрос, но он отказался явиться.

По этому же делу в тот же день прошел обыск у супругов Т.Осиповой и И.Ковалева (оба – члены Московской Хельсинкской группы). Обыск вели следователь Пономарев (ведущий также дело В.Бахмина) и следователь Захаров. Изъяты материалы об аресте В.Бахмина, списки лиц, подписавших протест против этого ареста, фотографии, документы Хельсинкских групп, Информационные бюллетени Рабочей комиссии, последний номер журнала “Поиски”, заявления в официальные органы.

Демонстрации 10 декабря (1979, 23-4)

N 23 – 15 декабря 1979

10 декабря 1979 КГБ и милиция практически предотвратили проведение традиционной демонстрации правозащитников на Пушкинской площади в Москве.

Демонстрация была намечена на 19 час. Помех передвижению по площади не было до 18 час.40 мин., когда площадь и прилегающие тротуары стали обносить металлическим барьером, оттесняя находящихся на площади от памятника поэту. Все фонари были погашены. Милиция и дружинники говорили, что будут проводится ремонтные и даже взрывные работы.

Время от времени из толпы, оттесненной за барьер, выхватывали отдельных лиц и увозили в милицейских машинах. В 108 о/м находилось 17 задержанный, а всего задержано около 30. В числе задержанных на площади: Глеб Павловский, Сейтхан Сорокина, Сергей Ходорович, Ольга Матусевич, Сергей Некипелов.

Александр Лавута остановили на улице по пути на площадь, посадили в машину и медленно, молча, провезли по городу, остановив машину трижды: у ворот большого завода, у ворот Лефортовской тюрьмы и у дверей ОВИРа. Татьяну Осипову, Ивана Ковалева, Евгения Николаева остановили при выходе из дому, Вячеславу Бахмину не позволили из дому выйти. На работе были задержаны Леонард Терновский, Георгий Шепелев, Дмитрий Леонтьев. Всеволода Кувакина, Петра Егидеса, Владимира Гершуни, Юрия Гримма вызвали к 17 час. на допросы по делу “Поисков” в разные отдаленные районные прокуратуры, отпустив только в 20 час.

***

В Ленинграде на Невском проспекте у Казанского собора собралось около 50 чел. Демонстрация длилась не более минуты и была разогнана слезоточивым газом. Двое демонстрантов были задержаны.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)

« NN 5/6– 31 марта 1987 »

Политзаключенных продолжают постепенно освобождать из лагерей.

Стало известно много новых имен освободившихся. Одни, действительно, освободились только в самое недавнее время, о других сведения поступили с запозданием. Так, например, Арво Пести [1987, 4-1], который, как считалось, был освобожден в феврале 1987 вместе с другими, на самом деле освободился еще 28 ноября 1986. Он написал заявление о раскаянии.

9 марта 1987 был освобожден Генрих Алтунян {суд, см. 1981, 7-2}. До этого он в течение двух дней держал голодовку, но снял ее по состоянию здоровья. Освобождены также (кроме названных в более ранних сообщениях)

Читать далее