Дело Фонда помощи политзаключенным (1986, 19-3)

N 19 – 15 октября 1986

5 мая 1986 было возбуждено дело о Русском общественном фонде помощи политзаключенным и их семьям.

Дело возбуждено по ст.70 ч.2 УК РСФСР. В соответствии с изменениями, внесенными в законодательство 11 января 1984, под ч.2 ст.70 УК РСФСР (“антисоветская агитация и пропаганда”) подпадают также “действия, совершенные с использованием денежных средств или иных материальных ценностей, полученных от иностранных организаций или лиц, действующих в интересах этих организаций”. Обвинение по этому делу (N106) пока не предъявлено ни одному конкретному лицу. Следствие по делу ведет майор КГБ Н.А.Олежко.

В настоящее время по делу уже собрано около 2 томов материалов. Основную часть их составляют показания политзаключенного Всеволода Кувакина. В.Кувакин, в частности, показал, что Татьяна Осипова одновременно являлась и членом Московской Хельсинкской группы и сотрудницей Фонда, что, по мнению В.Кувакина, доказывает связь между Хельсинкской группой и Фондом.

Следствие, в частности, интересуется деятельностью следующих лиц, которые ,по его мнению, связаны с Фондом: Евгения Печуро, Леонид Васильев, Нина Лисовская, Ася Лащивер.

По делу N106, был, в частности, допрошен, перед своей высылкой из СССР, в Лефортовском СИЗО КГБ Юрий Орлов {1986, 19-1}.

Новый арест Сергея Ходоровича (1986, 5/6-1)

NN 5/6– 31 марта 1986

11 марта 1986 жена политзаключенного Сергея Ходоровича Татьяна Любим получила телеграмму, подписанную следователем Мальцевым, в которой говорилось, что против ее мужа возбуждено уголовное дело по ст.188-3 УК РСФСР (“злостное неповиновение требованиям администрации исправительно-трудового учреждения”). Т.Любим предлагалось найти для мужа адвоката. Т.Любим нашла адвоката в Красноярске, тем временем администрация пригласила другого адвоката из Норильска. Пока не ясно, кто будет защищать С.Ходоровича в суде. С.Ходорович виновным себя не признает и отказывается принимать участие в судебном заседании.

Инженер-программист Сергей Дмитриевич Ходорович (р. 8 февраля 1941) был впервые арестован 7 апреля 1983 за свою деятельность в качестве распорядителя Русского общественного фонда помощи политзаключенным и их семьям //{1983,7-1}. Он был приговорен по ст.190-1 УК РСФСР к 3 г. лагерей. Срок отбывал в лагере УП-288/1 в г.Норильске Красноярского края (начальник Базанов), где и был арестован повторно.

Жена С.Ходоровича Татьяна Израилевна Любим с сыном Игорем (р. 1972) живет по адресу: 115477, Москва, ул.Кантемировская, 33, корп.1, кв. 24, тел. 114 56 12. В конце марта на Т.Любим в Москве напал неизвестный и пытался ее избить.

Дело Т.Великановой (1980, 4-4)

N 4 – 28 февраля 1980

15 февраля 1980 по делу Т.Великановой состоялись два допроса. Следователь Копаев допросил С.Калистратову, следователь Малышев – Т.Осипову. Оба допроса длились по 3 часа. Обоим была предложена подписка о неразглашении данных следствия. но С.Калистратова и Т.Осипова отказались ее дать.

Допрос С.Калистратовой проводился в присутствии прокурора. Несмотря на отказ С.Калистратовой от дачи показаний, ей были заданы вопросы относительно “Хроники текущих событий”, Фонда помощи политзаключенным и получения денег из-за границы. После допроса следователь В.Каталиков провел с С.Калистратовой “воспитательную беседу”.

Допрос Т.Осиповой следователь Малышев, наоборот, начал с такой же беседы. Вопросы были такого же характера, что и у С.Калистратовой. Несколько вопросов касались самой Т.Осиповой. На допросе также был прокурор.

20 февр 1980 была допрошена сестра Т.Великановой Ксения Великанова.

Арест Виктора Некипелова (1979, 23-1)

N 23 – 15 декабря 1979

7 декабря 1979 был арестован на работе в больнице, где он работает фармацевтом, Виктор Александрович Некипелов (р. 1928), член Московской Хельсинкской группы, поэт, прозаик, член Французского ПЭН-клуба. В тот же день его жену Нину Комарову привели с работы домой, где произвели обыск. Изъято 32 наименования. В.Некипелову предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Он содержится во Владимирской тюрьме (учр. ОД-1/ст-2).

В тот же день по делу В.Некипелова (N40) был проведен обыск у члена Московской Хельсинкской группы Мальвы Ланда в г.Петушки Владимирской обл. Обыск проводил начальник следственной группы УКГБ пр Владимирской обл. майор Плешков. Изъяты картотеки политзаключенных и освободившихся, документы Фонда помощи политзаключенным и Хельсинкской группы, пишущая машинка, много записей необратимой информации, документы баптистов и пятидесятников, книги.

8 декабря 1979 по этому же делу прошел обыск в г.Юрьев-Польский Владимирской обл. у Валерия Фефелова, члена Инициативной группы по защите прав инвалидов. Обыск проводил ст.лейт. Зотов. Изъяты материалы Инициативной группы, адреса инвалидов, 84 личных письма, в том числе из-за границы, религиозная литература, пишущая машинка и т.д., всего 130 наименований. Вечером того же дня на квартиру к Фефелову ворвался пьяный понятой, участвовавший в обыске, с угрозами устроить в доме погром. Он ударил жену Фефелова и был выдворен лишь с помощью соседей.

***

В.Некипелов уже отбывал по ст.190-1 УК РСФСР 2 г., заключения в 1973-1975 {ХТС 32.4}.

Семья его- жена и дети (Михаил 1972 г.р., Евгений 1967 г.р. и Сергей 1957 г.р.) живут в Г.Камешково Владимирской обл. по ул.Советская, 2г, кв. 14. Супруги Некипеловы много лет добиваются эмиграции из СССР. В 1977 они отказались от советского гражданства, вернув свои паспорта в Президиум Верховного Совета СССР.

23 ноября 1979 в г.Юрьев-Польский арестован Юрий Алексеевич Кашков (р. 1936), близкий знакомый В.Некипелова, житель г.Ковров Владимирской обл. Причина ареста неизвестна.

Положение семей Гинзбурга и Винса (1979, 9-8)

N 9 – 15 мая 1979

Как известно, в условиях соглашения об обмене советских политзаключенных на советских шпионов [1979, 8-3] входит обеспечение права семей политзаключенных на воссоединение с ними за рубежом.

И. Жолковская, жена А. Гинзбурга, настаивает на выезде вместе с приемным сыном С. Шибаевым [1979, 8-3], от которого она получила телеграмму о согласии на выезд. Жолковскую торопят с выездом, однако до сих пор ей не удалось соединиться по телефону с мужем. Все разговоры прерываются в самом начале. Мать А. Гинзбурга, Людмила Ильинична, тяжело больна и выезд возможен только после ее выздоровления.

***

В ином положении первоначально была семья Г. Винса. Дом Винсов в Киеве был окружен агентами КГБ, которые даже поставили рядом с домом служебный автобус. Связь Винсов с внешним миром была прервана, к ним и от них никого не пропускали, у приходивших проверяли документы. Сыну Г. Винса Петру угрожали убийством если он попытается выйти.

Член Московской Хельсинкской группы Мальва Ланда, приехавшая 30 апреля 1979 в Киев, была задержана на вокзале в Киеве ” по подозрению в поездной краже”. Ее тщательно обыскали и забрали 100 р. денег и письмо А. Сахарова семье Винсов. Деньги позднее вернули. М. Ланду насильно посадили в поезд и отправили в Москву, а оттуда в Петушки, где она сейчас живет. Ей приказали не покидать дом до конца майских праздников. Ей угрожают также возбуждением уголовного дела по ст.192 УК РСФСР (“Оскорбления представителя власти”: М. Ланда обвиняла схвативших ее людей в фашистских методах).

Через несколько дней однако блокада с дома Винсов была снята, им даже разрешили звонить по телефону за границу. Их, как и Жолковскую, стали торопить с выездом.

Обмен заключенными (1979, 8-3)

N 8 – 30 апреля 1979

27 апреля 1979 были освобождены узники совести Георгий Винс (секретарь Совета Церквей ЕХБ), Александр Гинзбург (распорядитель Фонда помощи политзаключенным, член Московской Хельсинкской группы), Марк Дымшиц и Эдуард Кузнецов (осуждены по “ленинградскому процессу” {ХТС 17.6} за попытку захвата самолета для бегства в Израиль) и Валентин Мороз (один из видных активистов украинского национального движения).

Освобожденные были доставлены на советском самолете в Нью-Йоркский аэропорт им.Кенеди, где состоялся их обмен на советских шпионов В.Энгера и Р.Черняева, осужденных американским судом в октябре 1978. Обмен явился результатом длительных переговоров, проходивших с осени прошлого года между советником Президента США по вопросам национальной безопасности З.Бжезински и послом СССР в США А.Добрыниным. На отдельных этапах в переговорах участвовал Президент Дж.Картер.

***

Согласно договоренности, семьи вскоре должны присоединиться к осводожденным. Уже 26 апреля И.Жолковская-Гинзбург была вызвана в ОВИР, несмотря на нерабочий день. Она, однако, заявила, что поедет только в мае, т.к. у нее много неоконченных дел. Она настаивает также на выезде с нею вместе приемного сына Сергея Шибаева, отбывающего ныне воинскую повинность на Таймыре ( в/ч 16519).

Освобождение произошло неожиданно для заключенных и их семей. Родственники освобожденных услыхали о случившемся по радио.

Согласия заключенных на обмен не спрашивали. Винс, Гинзбург и Мороз заявили, что не собирались покидать родину. Дымшиц и Кузнецов были удивлены своим прибытием в США и намерены в кратчайший срок выехать в Израиль.

Новые атаки на Фонд помощи политзаключенным (1979, 7-8)

N 7 – 15 апреля 1979

В марте 1979 некий Новосельцев направил А.Д.Сахарову и И.С.Жолковской-Гинзбург письмо.

Новосельцев – один из основателей т.наз. “Межидеологического Союза”, рассылавшего диссидентам летом-осенью 1978 подметные письма нецензурного содержания с требованием, под угрозой убийства, выдачи денежных средств Фонда помощи политзаключенным. В новом письме Новосельцев требует от Сахарова и Жолковской извинений за то, что они, якобы, в своих заявлениях его оклеветали. Требование вновь сопровождается угрозами.

11 апреля 1979 на квартиру к И.Жолковской пришли два неизвестных, назвавшиеся сотрудниками НИИ, жертвовавшими деньги на Фонд. Они заявили, что по их сведениям “деньги Фонда идут на отъезд евреев”, и стали требовать отчета о расходовании средств и возврата денег. 12 апреля визит повторился.

***

Между тем, сбор средств внутри страны продолжает возрастать. Как сообщалось на пресс-конференции 1 февраля 1979 лишь в январе 1979 собрано около 2000 р. За вторую половину 1978 сбор вдвое превысил сбор за первую половину. В больших количествах жертвуются вещи, продукты.

Пользуемся случаем исправить некоторые цифры, приведенные в сообщении [1979, 3-11]. Бандеролей и посылок в места заключения в 1978 Фондом отправлено 800, а не 600, пособия для поездок на свидания даны 120, а не 60 чел., единовременное пособие получили 60, а не 50 освободившихся и 150, а не 100 подвергающихся внесудебным репрессиям.

Фонд помощи политзаключенным (1979, 3-11)

N 3 – 15 февраля 1979

1 февраля 1979 в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная годовщине со дня ареста распорядителя Русского общественного фонда помощи политзаключенным в СССР А.Гинзбурга {ХТС 44.8}.

Нынешние распорядители фонда (Ирина Жолковская-Гинзбург, Мальвина Ланда, Сергей Ходорович) привели некоторые цифры, характеризующие работу фонда.

  • За истекший год помощь оказана примерно 700 чел.
  • В их числе 300 заключенных политических тюрем и лагерей, 40 узников психбольниц, 120 детей и иждивенцев политзаключенных, 25 поднадзорных.
  • Единовременное пособие получили около 50 чел., вышедших из заключения, и 100 чел., подвергающихся преследованиям по политическим мотивам, хотя и не заключенных. 60 чел. была оказана помощь для поездки на свидания к политзаключенным. Были оплачены услуги 25 адвокатов.
  • Отослано около 800 бандеролей и посылок, в том числе около 90 – с новогодними подарками детям.
  • Резко возросли сборы пожертвований внутри страны.

Новый журнал самиздата (1984, 6-6)

N 6– 31 марта 1984

В декабре 1983 в самиздате вышел № 1 нового периодического издания «Вестник правозащитного движения». На титульном листе его сверху стоят те же слова, что и на «Хронике текущих событий»: «Борьба за права человека в Советском Союзе продолжается». Под ними, тоже как в «Хронике», воспроизводится в виде эпиграфа ст.19 Всеобщей Декларации Прав Человека.

В сообщении «От редакции» говорится, что новый журнал имеет целью объяснить читателю, «кто же такие «диссиденты»? Чего они хотят? Что представляет собой правозащитное движение сегодня? Что за «пасквили» они (диссиденты) создают?». Сообщается также, что имена членов редколлегии временно объявлены не будут, т.к. это – «одно из необходимых условий существования журнала».

В № 1 за редакционной статьей идут следующие разделы: Правозащитное движение в СССР; Фонд помощи политзаключенным; Отрывки из «Архипелага ГУЛАГ»; «Архипелаг сегодня» (Чистопольская тюрьма, пермский лагерь № 35, другие материалы); «Страничка узника» (стихи); Судьбы и события 1983 г. (смерть В.Томачинского, суды над А.Смирновым, Ю.Бутченко, С.Григорьянцем, арест Ю.Шихановича).

Суд над Валерием Марченко (1984, 5-1)

N 5 – 15 марта 1984

Дело Валерия Марченко [1984, 1/2-15] вел майор КГБ Слобоженюк при участии Банева. Дело имело N21. В ходе следствия неоднократно поднимался вопрос об участии В.Марченко в работе Фонда помощи политзаключенным.

24 ноября 1983 по делу В.Марченко в Москве была вызвана на допрос Н.Лисовская, а 23 и 30 ноября 1983 – К.Попов. К.Попову, в частности, был предъявлен список политзаключенных, изъятый у него при личном обыске в Киеве 22 сентября 1982 во время посещения К.Поповым В.Марченко. Следователь Банев заявил также К.Попову, что, по показаниям В.Репина, Н.Лисовская – одна из распорядителей Фонда. Второй основной темой допросов по делу В.Марченко было опубликование на Западе заявлений и литературоведческих статей В.Марченко.

***

На суде над В.Марченко, состоявшемся в Киеве 13-14 марта 1984, вопрос об участии В.Марченко в работе Фонда, однако, не поднимался.

В.Марченко инкриминировались, в основном, его заявления и статьи, пересланные им из лагеря во время отбывания заключения по первому сроку и позднее опубликованные на Западе. В.Марченко обвинялся по ст.62 ч.2 УК УССР (аналог ст.70 ч.2 УК РСФСР).

Дело рассматривал Киевский городской суд, председательствовал зам. председателя Киевского горсуда Григорий Иванович Зубец. В.Марченко отказался от услуг назначенного судом адвоката Осадчего и защищал себя сам. В зале суда из близких В.Марченко были лишь его мать Нина Михайловна и тетка Анна. В качестве свидетелей были допрошены сотрудник отдела КГБ при пермских лагерях и представители лагерной администрации. Заключенных среди свидетелей не было. На суде фигурировали некоторые рукописи В.Марченко, отправленные им за рубеж и там опубликованные, однако затем неизвестным образом оказавшиеся в руках следствия.

В.Марченко был доставлен в суд в больном состоянии (суд даже был отложен с 12 на 13 марта 1984 из-за плохого самочувствия В.Марченко). У него обострилось заболевание почек, резко повысилось давление (во время суда: 220/130). Виновным себя В.Марченко не признал. В последнем слове он сказал, что “верит в Бога и в доброе начало в людях”, что “всегда старался делать людям добро”. В.Марченко заявил, что “государство миллион раз виновато перед гражданами” и он будет протестовать против этого до конца своей жизни.

В.Марченко был признан опасным рецидивистом и приговорен к 10 годам лагерей особого режима и 5 годам ссылки.